Аралов Семён Иванович/Ленин вел нас к победе/Введение

ВВЕДЕНИЕ


Ленин...

Наш дорогой, любимый Владимир Ильич!.. Кто хоть раз встречался с этим человеком, тот навсегда сохранил его образ и в памяти, и в сердце. Мне выпало огромное счастье встречаться с Владимиром Ильичем Лениным в процессе работы. Общение с Лениным означало прежде всего перенимать опыт величайшего революционера-практика, впитывать в себя знания гениального теоретика марксизма. Нет такой области человеческих знаний, в которую не вторгался бы активно гений Ленина и не оказал на нее своего благотворного влияния. Это относится и к области военной. Следует решительно отмести ошибочное утверждение И. В. Сталина (в письме к полковнику Разину в 1947 году) о том, что Ленин якобы не был и он-де сам не считал себя знатоком военного дела не только в прошлом, до Октябрьской революции, но и впоследствии, вплоть до окончания гражданской войны.

Но ведь не считать себя знатоком военного дела — это одно, и совсем другое — быть им, да еще в такой степени, какая далеко не всем по плечу.

Да, Владимир Ильич не кичился военными знаниями, как не кичился ничем и никогда. Он, например, глубоко изучал физику и естествознание, не только блестяще разбирался в них, но и проникновенно предвидел ряд важнейших открытий. Ленин с не меньшей скромностью оценивал также свои знания иностранных языков, хотя в действительности владел ими хорошо. Ильичу, при его исключительной скромности и огромной требовательности к себе, всегда чего-то недоставало, тогда как для других того же самого было вполне достаточно.

В своих воспоминаниях Надежда Константиновна Крупская (а кому знать Ленина, как не ей) писала, что Владимир Ильич прочел немало книг по военному искусству, что он занимался этим гораздо больше, чем известно другим. Об этом же рассказывал и писал В. Д. Бонч-Бруевич, долгое время работавший вместе с Лениным.

Позвольте обратиться к фактам, к моим личным наблюдениям, к истории.

Большевистскую партию, рабочий класс и беднейшее крестьянство В. И. Ленин настойчиво готовил к решительным революционным боям против царизма и капитализма. Надо сказать, что самодержавие обладало огромной военной силой в самых различных организационных формах: армия, военно-морской флот, полиция, жандармерия. И Ленин не раз указывал на то, что в революционной борьбе рабочего класса за свою диктатуру политическое положение может в любой момент перерасти в военное. Гениально предвидя неизбежность революционных боев пролетариата, Владимир Ильич не упускал из виду военные вопросы и военную науку в целом.

Общеизвестно, что основоположниками подлинно научной военной доктрины были Карл Маркс и Фридрих Энгельс. За глубокое и всестороннее знание воен ного дела друзья называли Энгельса генералом. За служенно называли. В. И. Ленин не только в совер шенстве овладел военной доктриной Маркса — Энгельса, но и развил, углубил ее.

Уже в канун первой русской революции и особенно в ходе ее мы, тогда еще молодые люди, видели, как упорно и последовательно Владимир Ильич занимался военными вопросами. Будучи сами военными, принудительно связанными с царской армией, мы буквально восхищались этой стороной деятельности Ленина. Помню, с каким увлечением мы читали в нелегальных большевистских газетах «Искра», «Вперед» и «Пролетарий» военные статьи Ленина и статьи других авторов — большевиков, «прошедшие через редакторские руки Ильича», как тогда говорили.

Еще в 1902 году в своей исторической работе «Что делать?» Владимир Ильич писал: «...как только позволят наличные силы, мы непременно должны обратить самое серьезное внимание на пропаганду и агитацию среди солдат и офицеров, на создание «военных организаций», входящих в нашу партию»[1].

Разве можно выдвинуть проблему создания военных организаций, входящих в партию, глубоко не вникнув в существо военного дела, в существо военной науки? Нет, конечно.

В феврале 1902 года В. И. Ленин закончил работу над проектом программы РСДРП. Одним из требований он тогда выдвинул «замену постоянного войска всеобщим вооружением народа»[2].

Как я впоследствии узнал, чтобы записать в проект программы эти шесть слов, Владимир Ильич проштудировал множество самой различной литературы о вооруженном восстании, о войне и армии. Изучение военного дела он тесно увязывал с вопросами революционной классовой борьбы, свержения самодержавия и капиталистического строя, с вопросами установления и укрепления диктатуры пролетариата, защиты завоеваний трудящихся от внутренней и внешней контрреволюции.

Призывая.всех членов РСДРП заниматься военными вопросами и знакомить с ними народные массы, В. И. Ленин писал в большевистской газете «Пролетарий» 10 июля 1905 года:

«Возьмите военное дело. Ни один социал-демократ, знакомый хоть сколько-нибудь с историей, учившийся у великого знатока этого дела Энгельса, не сомневался никогда в громадном значении военных знаний, в громадной важности военной техники и военной организации, как орудия, которым пользуются массы народа и классы народа для решения великих исторических столкновении... Революционная армия должна практически применить военные знания и военные орудия для решения всей дальнейшей судьбы русского народа...»[3]

Слова, призывы у Ленина никогда не расходились с делами, с конкретными, ощутимыми, творческими делами. Уже тогда, накануне революции 1905—1907 годов н особенно во время ее подъема, при большевистских партийных организациях создавались специальные военные группы, дружины — отряды революционной армии, как называл их Владимир Ильич. Возглавлялись эти отряды боевыми комитетами, создаваемыми при партийных организациях. Таким образом, военно-боевая работа большевиков была составной частью общепартийной работы.

По инициативе В. И. Ленина и под его руководством в военной и боевой работе в годы первой русской революции принимали активное участие виднейшие деятели нашей партии: М. В. Фрунзе — в Иваново-Вознесенске; В. В. Куйбышев — в Петербурге, потом в Сибири; Я. М. Свердлов — на Урале; Е. М. Ярославский— в Петербурге и Москве; Ф. Э. Дзержинский — в Варшаве. Мне лично довелось работать в Московской военной организации вместе с товарищами Е. Ярославским, Р. Землячкой и другими.

Владимир Ильич повседневно руководил большевистскими военными организациями, которые постепенно, но неуклонно росли и крепли. Если в 1904 году при местных партийных комитетах РСДРП было всего 3 военные организации, то в 1905 году их стало уже 27, в 1906-м — 48, а в 1907 году — 51.

Ленин придавал огромное значение теоретическим военным занятиям как самих большевиков, так и беспартийных рабочих, студентов, примыкавших к большевистскому подполью. Он рекомендовал приглашать на беседы в группы, дружины и отряды прогрессивных и хорошо проверенных офицеров, унтер-офицеров, отслуживших в армии рабочих.

Помню, как из уст в уста передавались указания и советы В. И. Ленина руководителям боевых комитетов. Он требовал немедленно начать в отрядах и дружинах практические занятия, сначала подготовительные: раздобыть оружие, произвести разведочные работы (например, снять планы тюрем, банков, министерств, полицейских участков), подыскать удобно расположенные квартиры для бросания бомб с чердаков и из окон, помещения для складов бомб, разведать слабые места врага. Затем уже следовало переходить У к непосредственным действиям: освобождать из тюрем политических заключенных, уничтожать шпионов, взрывать полицейские участки, бороться с жандармами и черносотенцами и т. д. Без такой подготовки, естественно, нельзя было приобрести опыт и навыки, необходимые для вооруженного восстания. Объединение отрядов желательно, указывал Ильич, но не надо впадать в крайность: разрабатывать сложные планы, откладывать живое дело ради педантских измышлений.

Насколько глубоко вникал Ленин в работу боевых отрядов и дружин, свидетельствует его письмо в Боевой комитет при Петербургском комитете РСДРП. В письме указывается, что военное дело в этом Боевом комитете подменяется канцелярщиной — составлением различных схем, планов. А нужны не планы и схемы, а конкретное живое дело, нужна энергия и еще раз энергия. «Я с ужасом, ей-богу с ужасом, вижу,— возмущался Ленин,— что о бомбах говорят больше полгода и ни одной не сделали!.. Идите к молодежи, господа!.. Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду... Пусть тотчас же организуются отряды от 3-х до 10, до 30 и т. д. человек... Не требуйте никаких формальностей, наплюйте, Христа ради, на все схемы...»[4]

Так повседневно заботился В. И. Ленин о боевой деятельности отрядов, комитетов и дружин в процессе нарастания первой русской революции. Одновременно Владимир Ильич занимался и вопросами военного искусства, тактики и стратегии.

Не случайно, например, когда началась первая мировая война, поставившая перед нашей партией новые, еще более сложные задачи, В. И. Ленин гениально и своевременно определил отношение к ней партии. Наряду с тактическими задачами (разоблачение империалистической, антинародной сущности войны, поражение царского правительства в ней) он выдвинул единственно правильную стратегическую задачу партии — превратить империалистическую войну в гражданскую, использовать войну для прорыва цепи империализма.

Не могу не привести факт, показывающий, какими блестящими познаниями обладал В. И. Ленин в области военного дела, насколько глубоко понимал он вопросы военного искусства, тактики к стратегии.

29 октября 1921 года я присутствовал на VII Московской губернской партийкой конференции. С докладом выступал Ленин. Он говорил о необходимости замены политики военного коммунизма новой экономической политикой (нэпом). Говорил Владимир Ильич без конспекта, темпераментно, убедительно, ярко. Закончив мысль, он несколько шагов отступал назад, а затем, переходя к новой мысли, выбрасывал немного вверх правую руку и шел вперед, как бы наступая на аудиторию. И он действительно наступал на противников нэпа, на «леваков».

В своем докладе Владимир Ильич подчеркнул, что переход от военного коммунизма к нэпу суть временное отступление. Как известно, отступления бывают двоякого рода. Партии или армии отступают вследствие поражения, но бывает, что они отступают не из-за поражения, а из тактических и даже стратегических соображений. Для наглядности Ленин привел пример из действий японского генерала Ноги при взятии Порт-Артура. Этот генерал сначала ожесточенно штурмовал крепость и, понеся огромные потери, не взял ее. Видя, что штурм Порт-Артура стоит очень больших жертв, он перешел на чрезвычайно тяжелую и медленную осаду крепости по всем правилам военного искусства. И именно таким путем задача взятия крепости была решена. «Ошибочны ли были штурмовые атаки на крепость? — спрашивал Ленин и отвечал: — ...Конечно, на первый взгляд... ошибочность тактики непосредственного и прямого штурма на крепость Порт-Артур не требует никаких доказательств. Но, с другой стороны, не трудно видеть, что при решении такой задачи, в которой было очень много неизвестных,— трудно без соответствующего практического опыта определить с абсолютной или хотя бы даже с достаточно большой степенью приближенности и точности, какой прием может быть употреблен против враждебной крепости. Определить это было невозможно без того, чтобы не испытать на практике, какую силу представляет из себя крепость — какова мощность ее укреплений, каково состояние ее гарнизона и т. п.»[5]

Далее В. И. Ленин сделал логический вывод: без штурмового опыта у японской армии не могло быть достаточного знания конкретных условий борьбы. После приобретения этого опыта японское командование пришло к правильному решению, что штурмом крепости не взять, и перешло к осаде. «Если оказалась ошибка в тактике, — заявил Владимир Ильич, — то надо, с этой ошибкой покончить, и все то, что с ней связано, надо признать помехой деятельности, которая требу ет изменения: надо окончить штурм и перейти к осаде, к иному размещению войск, к перераспределению материальных частей, не говоря уже об отдельных приемах и действиях. То, что было раньше, надо решительно точно и ясно признать ошибкой, чтобы не получить помехи в развитии новой стратегии и тактики, в развитии операций, которые должны были пойти теперь совершенно по-иному...»[6]

Мысль Ильича сводилась к тому, что в период военного коммунизма мы пытались сокрушить капитализм в городе и деревне штурмом, то есть способом самым сокращенным, быстрым, непосредственным перейти к социалистическим основам производства и распределения. Но опыт, обстановка показали, что мы забежали слишком далеко вперед и нам грозила опасность отрыва от тыла, то есть от крестьянства. Для успеха дела необходима длительная осада капитализма; не штурмовая атака, а очень тяжелая, трудная и неприятная задача длительной осады. Надо было, таким образом, от политики военного коммунизма перейти к новой экономической политике.

Даже многие из «левацких» загибщиков поняли тогда, что Ленин прав, что он указывает единственно правильный путь.

И уже через год было ясно, насколько гениально Владимир Ильич определил тактику и стратегию Коммунистической партии в наступлении на капитализм, в построении социалистического общества. XI съезд партии в 1922 году констатировал, что отступление и перегруппировка сил закончены, началось новое наступление на капитализм, наступление новыми методами и средствами...

Так искусно, умело использовал В. И. Ленин свои военные знания в политике.

Будучи занят огромной практической революционной, деятельностью» он находил время для всестороннего изучения многотомных трудов о войне и армии известного немецкого военного историка генерала Карла Клаузевица. Ленин изучал труды Клаузевица не только и не столько для полемики с Плехановым и Бухариным, как утверждал И. В. Сталин в своем письме к полковнику Разину, а главным образом для подготовки к вооруженной борьбе с самодержавием, с капитализмом. Он готовил себя, а затем и партию к гражданской войне, к войне с империалистическими интервентами, с внутренней контрреволюцией. Гений Ленина уже в 1915 году решал проблему создания вооруженных сил победившего пролетариата.

Владимир Ильич изучал труды Клаузевица не как ученик, а как великий ученый-революционер, считавший своим долгом ознакомиться с работами выдающегося буржуазного теоретика военного искусства и крупнейшего практика военного дела, чтобы определить, чем военная теория Клаузевица может быть полезна марксистской военной науке и что в его трудах надлежит критиковать, отмести как непригодное для подлинной науки о войне и армии. И не случайно Ленин, изучая произведения Клаузевица, делает генералу-историку замечания, как учитель ученику: «верно!» Иронизирует: ««право на воскресение» (побежденного)» «ха-ха»! остроумно!»[7]

На критическом анализе работ Клаузевица и других буржуазных военных историков В. И. Ленин показал, какой должна быть подлинно марксистская военная наука. Это и определило в дальнейшем создание Лениным Красной Армии, вооруженных сил нового, социалистического типа и победу их в гражданской войне, в войне с коалицией 14 капиталистических государств.

...44 года доблестная Советская Армия стоит на страже великих завоеваний Октября[8]. Ею гордится наш народ, славит ее легендарные подвиги. Да и как не гордиться, как не славить: в ожесточенных боях она не раз доказывала ему свою верность. В суровые годы Великой Отечественной войны Вооруженные Силы СССР вновь подтвердили свою преданность народу, Коммунистической партии и Советскому правительству, продемонстрировали свою несокрушимую мощь. В послевоенное время эта мощь неизмеримо возросла.

Коммунистическая партия твердо и неуклонно руководствуется указаниями Владимира Ильича Ленина относительно армии Страны Советов. Партия хорошо знает, что до тех пор, пока существует кровавый империализм, порох у нас должен быть сухим. Не случайно XXII съезд КПСС поставил одной из важнейших задач: «...держать на должной высоте, всемерно укреплять обороноспособность нашей Родины — оплота мира во всем мире, совершенствовать вооружение Советской Армии, повышать уровень боевой и идейно-политической подготовки ее личного состава, повышать бдительность нашего народа, надежно охранять созидательный труд и мирную жизнь советских людей — строителей коммунизма...»[9]

Заветы Ленина о защите социалистического Отечества свято выполняются...

Примечания
  1. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 129.
  2. Там же, с. 206.
  3. Там же, т. 10, с. 340.
  4. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 336—337.
  5. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т, 44, с. 195—196.
  6. Ленин В. И. Полн. собр. соч , т. 44, с. 197.
  7. Ленинский сборник XII, с. 401, 408.
  8. Впервые воспоминания были опубликованы в 1962 г.
  9. Материалы XXII съезда КПСС. М,1961, с. 312.