Аралов Семён Иванович/Ленин вел нас к победе/Глава четвертая. Военный вопрос на VIII съезде партии

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ВОЕННЫЙ ВОПРОС НА VIII СЪЕЗДЕ ПАРТИИ


Историческое значение в укреплении Красной Армии имел VIII съезд РКП (б), состоявшийся во второй половине марта 1919 года. Среди других важных вопросов съезд обсудил также вопрос о военном положении и военной политике.

Незадолго до открытия съезда В. И. Ленин вызвал меня из Серпухова, где находился штаб РВСР. Я был в то время членом РВСР и комиссаром его штаба.

Владимир Ильич встретил меня весьма приветливо.

— Хорошо, кстати приехали, — сказал он, подавая мне руку. — Вам поручается доложить съезду о положении на фронтах. Обязательно подготовьте такую карту, чтобы ее было видно всем делегатам съезда, и проведите на карте широкие цветные линии фронтов начала и конца 1918 года и к моменту открытия съезда.

Владимир Ильич подробно разъяснил основные вопросы, которые должны быть освещены в докладе, посоветовал, как построить сам доклад. Главное, говорил Ильич, надо доложить съезду подлинную обстановку, не скрывать никаких недостатков, безобразий, разложения тех или иных частей, например, в 3-й армии, на Северном Кавказе, на Южном фронте, Украине, под Царицыном. Конечно, это не значит, что не надо говорить о победах, обо всем хорошем, что сделала Красная Армия. Владимир Ильич подчеркнул: ничего не скрывать — ни хорошего, ни плохого. Партийный съезд, сказал он, должен все знать, чтобы принять правильное решение по основным, узловым пунктам строительства, укрепления Красной Армии. Ленин напомнил, что положение грозно сейчас и будет грозно дальше. Рекомендовал так и сказать: «грозно». Он посоветовал рассказать о роли военных специали-тов, как старых генералов, так и молодых офицеров назвать их фамилии, указать, какую пользу они приносят Красной Армии, обучая наших солдат и командиров. При этом Ильич напомнил о молодом способном офицере М. Н. Тухачевском, умело командовавшем в то время армией на Восточном фронте.

— Ответственные работники, — отметил Ленин, — часто забывают, что военные специалисты — это интеллигенция, вышедшая преимущественно из буржуазной и мелкобуржуазной среды. Их настроения, их колебания зависят от политического положения страны. С ними надо работать, их надо политически вос-питывать, им надо создать благоприятную обстановку для работы. Они не белогвардейцы от рождения, особенно пехотинцы, армейцы. Многие из последних охотно работают с нами.

Ильич советовал также доложить съезду о вреде партизанщины в армии и обязательно привести примеры анархического поведения партизански настроенных командиров, как они уходят с позиций, не предупреждая своих соседей, не выполняют приказов вышестоящих командиров.

В. И. Ленин далее сказал, что многие делегаты прибудут с фронтов и не надо бояться говорить правду об их фронтовых делах, не надо бояться и критики с их стороны, которая поможет наладить работу. Обязательно следовало, по совету Ленина, остановиться в докладе на таком чрезвычайно важном вопросе, как партийно-политическая работа среди красноармейцев и командиров, ибо этот вопрос очень часто упускают даже коммунисты, увлекаясь командованием, внешней показной дисциплиной. В связи с этим надлежало подчеркнуть важность связи с местными партийными организациями и рабочими заводов и фабрик, проведения разъяснительной работы среди крестьянского населения.

— Укажите также, — говорил В. И. Ленин, — какое огромное значение для Красной Армии имеет создание резервов. С этим у нас дело обстоит чрезвычайно слабо. Если бы были резервы, мы могли бы успешнее маневрировать, создавать сильные ударные группировки и использовать их в нужном месте.

Здесь я воспроизвожу, конечно, ке все сказанное Лениным. Но то, что касалось строительства Красной Армии и обороны социалистического Отечества, мне запомнилось на всю жизнь.

Партия в то время вела борьбу с «военной оппозицией», которая выступала против создания регулярной Красной Армии, против железной дисциплины и защищала пережитки партизанщины в армии. Вместе с тем партия боролась и против антипартийной военной политики Троцкого, враждебно относившегося к старым большевистским кадрам в армии и безоговорочно преклонявшегося перед военными специалистами из царской армии, которых он пытался поставить вне партийного контроля. Троцкий был также сторонником так называемых всеобщих мобилизаций, то есть без классового отбора. Это вело к тому, что кулаки, попавшие в действующую Красную Армию, оказывали влияние на неустойчивые элементы, организовывали дезертирство и даже мятежи в отдельных частях и соединениях. Эти вопросы, конечно, волновали делегатов съезда, в особенности делегатов, прибывших с фронтов.

В какой степени В. И. Ленина тревожило положение на фронтах и как он изучал настроение прибывших на съезд военных делегатов, а через них узнавал действительное состояние духа армии, можно судить по факту, что еще до съезда он собрал совещание военных делегатов. Владимир Ильич задавал вопросы, внимательно выслушивал ответы на них и споры, которые возникали между участниками совещания. Но когда делегаты попросили его выступить, то он отказался, сказав, что хочет сначала познакомиться с их мнениями, с их информацией и что он выступит на съезде.

VIII съезд партии проходил в Кремле, в зале бывшего здания судебных установлений, в котором размещался тогда Совет Народных Комиссаров.

Сейчас уже мало осталось живых свидетелей и участников страстных споров не только на съезде, но и при ежедневной работе по созданию Красной Армии и выработке ее политических и организационных основ. Участники строительства Красной Армии жили ее интересами, страдали и мучились ее бедами, радовались ее победам и удачам, сами героически сражались в ее рядах. Работа для Красной Армии вдохновляла их...

Не могу не поделиться своим впечатлением от выступления В. И. Ленина при открытии VIII съезда партии. Уже одно появление Владимира Ильича на трибуне вызвало у всех делегатов бурный восторг. Все дружно и громко зааплодировали, выражая тем глубокое уважение и признательность, горячую любовь к великому вождю и учителю, к тому, кто ведет партию, народ от победы к победе.

Но вот воцарилась тишина: стал говорить Ленин...

В своей речи при открытии съезда Ильич отметил, что съезд начинает работу в очень трудный, сложный и своеобразный момент пролетарской революции. Но никакая сила в мире, подчеркнул Ленин, не задержит хода всемирной коммунистической революции...

При этих ленинских словах вновь разразилась общая бурная овация, все встали, почувствовав прилив энергии. Ленин как бы вдохнул в нас уверенность, придал нам свежие силы. «Победить во что бы то ни стало!» — такой мыслью прониклись мы, слушая Владимира Ильича...

С докладом по военному вопросу на съезде выступил Сокольников. Доклад должен был сделать Троцкий, но, зная отрицательное отношение к себе со стороны большинства военных делегатов, он добился разрешения от ЦК не участвовать в работе съезда и уехал на Восточный фронт, где в то время под Уфой и Пермью шли большие бои.

Обсуждение доклада Сокольникова было перенесено в военную секцию. Прения здесь развернулись горячие. Большинство было на стороне «военной оппозиции» — 37 делегатов. Линию ЦК, В. И. Ленина отстаивали 20 делегатов. Сокольников предложил сторонникам Ленина покинуть секцию и первым ушел. За это Владимир Ильич основательно пробрал его.

Вечером 23 марта состоялось пятое (закрытое) заседание съезда (протоколы этого заседания не опубликованы). На нем был заслушан мой доклад о военном положении республики.

Возле трибуны была повешена большая карта, на которой по совету Ленина были нанесены цветные линии фронтов: зеленым цветом — начало 1918 года, синим — конец 1918 года, а красным — к моменту съезда. Карта имела крупный масштаб, что позволяло отчетливо видеть ее всем делегатам съезда.

Доклад мой был построен на тех принципиальных указаниях, которые дал В. И. Ленин во время беседы. Эти ленинские указания я иллюстрировал или же они подтверждались большим количеством фактического материала и анализом его (некоторые записи моего доклада у меня сохранились).

Мною было отмечено, что за последние два с половиной месяца фронт расширился до 8 тысяч верст, то есть до такого расстояния, какого никогда не было ни в какой войне. Это говорило о большом успехе Красной Армии. Но в последние дни наблюдался поворот к худшему, и я остановился на основных причинах этого. Затем, на основании полученных новых данных, обратил внимание делегатов съезда, как это рекомендовал мне Ленин, на то, что враги Советской власти к началу съезда готовились поднять мятежи на всех фронтах.

По предложению Ильича съезд по этому поводу обратился к партийным организациям с призывом удвоить бдительность и энергию. Это вызывалось тем, что силы противника на Северном фронте достигли 136 тысяч человек. Они состояли главным образом из англичан, американцев, французов и небольшого количества чехов и сербов. На Западном фронте под руководством германских специалистов действовала 150-тысячная армия. На Украинском фронте войска противника насчитывали до 70 тысяч человек. Среди них имелись французские, английские, итальянские, греческие части. На Восточном фронте Колчак и белочехи объединили свои части в 6 корпусов.

После моего доклада делегаты съезда вернулись к обсуждению военного вопроса. С убедительной правдивой речью в защиту ленинских положений строительства Красной Армии выступил член РВСР А. И. Окулов. Он констатировал, что регулярная армия может существовать только при условии самого разумного использования труда специалистов. Отсутствие командного состава на фронте приводит к тому, что солдаты идут не в бой, а на бойню. Из-за нехватки опытных кадров резервы остаются необученными и драгоценнейшие коммунистические кадры истекают кровью. Окулов привел ряд примеров неумелого использования специалистов, указал на то, какие политические ошибки допускаются по отношению к ним. Вместо привлечения видных военных специалистов их нередко отбрасывали, восстанавливая против Советской власти. Так поступали, например, Лашевич и Зиновьев, которые сравнивали военных специалистов с денщиками, называли их холопами, грозили выбросить их, как выжатый лимон.

— Это не выдумка, — сказал А. И. Окулов. — Разверните «Петроградскую правду» за апрель 1918 года, и вы найдете там многие факты. От съезда партии всего этого скрывать нельзя. И не о спецеедстве надо говорить, а о привлечении военспецов на.нашу сторону, не о коллегиальном командовании, а о дисциплине.

Большие споры на съезде вызвал проект, представленный оппозиционером В. Смирновым. Этот проект был явно неприемлем, он подрывал дисциплину в армии, срывал по,существу создание регулярной армии.

На съезде выступили и другие сторонники «военной оппозиции», например Сафаров, Ворошилов, Голощекин, Ярославский, Минин. Их речи были направлены против принципиальных партийных установок Ленина в строительстве Красной Армии.

С большой яркой речью выступил затем Владимир Ильич.

До сих пор я помню, как Ленин произносил эту свою зажигательную речь. Выступая, он иногда делал шаг или два вперед, приближаясь к аудитории, затем отходил назад, иногда опирался на стол, посматривая время от времени на конспект. Желая подчеркнуть наиболее важное положение или выразить непримиримость к «доводам» оппозиционеров, Ильич поднимал руку. Он был как-то по-особенному внутренне собран, сосредоточен и в то же время заметно взволнован.

В. И. Ленин сказал, что у ЦК партии нет никаких сомнений в том, что наше положение трудное и грозное и что в дальнейшем может быть еще труднее и грознее. Именно поэтому, указывал Ильич, и надо укреплять Красную Армию, совершенствовать взаимоотношения с военными специалистами, поднимать на образцовую высоту деятельность военных комиссаров. Касаясь специалистов старой армии, Ильич отметил, что большевики не преклоняются безоговорочно перед ними, но обязаны учиться у них военному делу, проверять и критически подходить к их распоряжениям, к буржуазной военной науке, исследовать ее с точки зрения марксистской науки, с учетом новой обстановки. Ленин требовал четкого централизованного управления и железной, буквально железной воинской дисциплины.

Разбирая левацкие загибы представителей «военной оппозиции», Владимир Ильич нещадно и убедительно, с сугубо партийных позиций критиковал их. Оппозиционеры возражали против ряда положений новых воинских уставов. Смирнов, в частности, выступил против взаимного отдания чести начальником и подчиненным, заявив, что это, дескать, напоминает самодержавно-крепостнические порядки. В. И. Ленин отметил, что когда подчиненный и начальник при встрече прикладывают руки к головному убору, то ничего страшного в этом нет. Наоборот, это очень хорошо: взаимное уважение, строгость, порядок вместо панибратства.

В. И. Ленин с предельной ясностью вскрыл всю вздорность выступлений оппозиционеров, направленных на введение в армии коллективного командования, что неизбежно привело бы к партизанщине, расхлябанности, разболтанности и неразберихе. Чтобы показать, каковы последствия от коллективного командования и партизанщины в армии, Ленин сослался на бои за Царицын в 1918 году. В этих боях наряду с проявлением невиданного героизма имели место (в 10-й армии) анархические действия отдельных командиров, они не исполняли или неточно исполняли приказы, игнорировали военных специалистов. Отсюда огромные людские потери (60 000 человек). Эти потери, сказал Ильич, нам не пришлось бы отдавать, если бы там (в Царицыне) были специалисты, если бы была регулярная армия, с которой приходится считаться. В этой связи В. И. Ленин подверг справедливой критике И. В. Сталина, К. Е. Ворошилова и других за допущенные ими ошибки, приведшие к неоправданным большим потерям личного состава. На Украине, отметил Ленин, также обходились без специалистов, и в этом ошибка Пятакова, Бубнова, одобрявших партизанщину.

Говоря об ошибках «военной оппозиции», Владимир Ильич заявил, что оппозиционеры, будучи связаны с партизанщиной своим опытом, не хотят понять, что теперь другой период, теперь на первом плане должна быть регулярная, строго дисциплинированная армия.

В этой связи Ленин остановился на вопросе идейного воздействия на солдатские массы, состоящие в большинстве своем из крестьян. Ильич подчеркнул, что средний крестьянин поймет строгую военную дисциплину и будет поддерживать ее против анархии, только ему надо толком объяснить: он взял землю, и ее нужно защищать, а чтобы защитить, необходимы порядок и дисциплина в Красной Армии, геройски борющейся в самых тяжелых условиях за советский строй. При этом Ленин выразил уверенность в том, что загнанные в белую армию крестьяне-середняки перейдут к нам.

Выступая, В. И. Ленин поднял также вопросы подготовки рабочих в системе всеобуча, в военных школах.

В своей речи В. И. Ленин указывал, что настало самое трудное время, империалисты всего мира напрягают усилия, чтобы нас безжалостно покорить. Поэтому сочетание в Красной Армии великого энтузиазма красноармейцев, отстаивающих от белых и грабителей-интервентов свою рабоче-крестьянскую власть, свою землю от помещиков и заводы от эксплуататоров, с использованием честных военных специалистов под контролем военных комиссаров, при строгой воинской дисциплине — вот условие для победы.

Много раз приходилось мне слушать В. И. Ленина, но никогда я не слышал, чтобы он говорил с такой прямотой, с таким волнением в защиту образцово организованной, дисциплинированной, регулярной Красной Армии. Эта речь была проникнута глубоким чувством оратора, глубокими его мыслями и показывала, какое громадное значение придавал Владимир Ильич Красной Армии, с какой любовью он к ней относился. Это выступление свидетельствовало об обширных познаниях Ильича в военном деле, о его смелой и неутомимой борьбе за основы построения армии нового типа, выработанные партией. Ленин считал, что вся политика партии тесно связана с Красной Армией.

Полная страстности, речь В. И. Ленина убеждала своей доказательностью и логикой.

Все присутствовавшие на VIII съезде были покорены правдой ленинских слов, открытой и принципиальной ленинской критикой. Своим выступлением Ильич учил нас быть выше интересов личностей, какую бы руководящую роль эти личности ни исполняли.

Выше всего Ленин ставил интересы партии, Советской власти, победу над белогвардейцами и интервентами. Тот, кто нарушал решения партия, указания и приказы военного командования, — тот не мог ждать от Ленина пощады, кто бы ни был он по своему служебному и партийному положению. Мы это видели во многих случаях, особенно когда создавалась угрожающая обстановка. В адрес М. В. Фрунзе, М. С. Кедрова, С. И. Гусева, главкомов И. И. Вацетиса и С. С. Каменева Владимир Ильич нередко посылал строгие телеграммы, указывавшие на те или иные промахи. Но в ленинской строгости, требовательности всегда чувствовалась справедливость.

Заседания съезда по военному вопросу проходили бурно. Делегаты нередко вскакивали со своих мест, громко подавали реплики. Особенно неистовствовали оппозиционеры. В. Смирнов — главоппозиционер, как его называли тогда, — часто подбегал к трибуне, мешал говорить докладчикам, шумел, размахивал руками.

В ходе заседаний Ленин писал что-то на листочках, время от времени подходил к карте, смотрел на какой-то пункт и опять садился на приступок трибуны. Он был серьезен, иногда покачивал головой, внимательно всматривался в говорившего, а когда оратор высказывался против партийной точки зрения, подавал острые реплики.

VIII съезд РКП (б), проходивший под непосредственным руководством В. И. Ленина, сыграл выдающуюся роль в строительстве нашей славней Красной Армии. Главная задача съезда по военному вопросу заключалась в том, чтобы вопреки оппозиционным крикунам создать регулярную, дисциплинированную, централизованную Красную Армию с единым командованием, в противовес добровольческой армии, в противовес партизанщине в армии, которые изжили себя.

Съезд принял все установки Ленина: широко привлекать в Красную Армию старых военных специалистов и строго контролировать их деятельность,критически использовать лучшие достижения буржуазной военной науки; создать в армии железную дисциплину и окончательно искоренить партизанщину; поднять роль комиссаров, политработников и всех коммунистов в воспитании советских воинов, шире и глубже развертывать партийно-политическую работу в войсках; постоянно, планово укреплять армию кадрами, для чего должно служить всеобщее военное обучение; поднять весь тыл на помощь Красной Армии.

Для выработки резолюции была создана согласительная комиссия: от ЦК РКП(б) — Сталин, Позерн, Зиновьев, а от оппозиции — Ярославский и Сафаров. Все ценные предложения военной секции вошли в резолюцию, как-то: перенос центра коммунистической работы из фронтовых управлений в политотделы армий и дивизий, упразднение Всероссийского бюро военных комиссаров и создание Политического отдела Революционного военного совета республики. Решено было усилить формирование командного состава из . пролетариев и полупролетариев, для чего надлежало увеличить количество военных школ, улучшить их работу, направлять в школы красноармейцев, наиболее подготовленных к выполнению боевой роли красных офицеров.

Было признано необходимым при выработке боевого устава Красной Армии привлекать на предварительное обсуждение политических работников армий.

Таковы основные решения VIII съезда партии по военному вопросу.

В заключение хочу сказать: и здесь, на съезде, Владимир Ильич проявил себя гениальным военным руководителем, превосходно знающим военное дело.