Арин Олег Алексеевич/Россия на обочине мира/Часть IV./Глава вторая. Военная безопасность России на Дальнем Востоке и Тихоокеанский военный потенциал США

Россия на обочине мира
Часть IV. Стратегические перспективы России в Восточной Азии

автор Арин Олег Алексеевич


Глава вторая. Военная безопасность России на Дальнем Востоке и Тихоокеанский военный потенциал США

В официальном внешнеполитическом документе - Концепция национальной безопасности Российской Федерации - в разделе “Национальные интересы России” не указываются интересы страны на конкретных региональных направлениях. В следующем разделе - “Угрозы национальной безопасности Российской Федерации” также нет упоминаний конкретных стран, угрожающих безопасности России, равно как и “зон опасности” или очагов напряженности в Восточной Азии. Однако есть одно утверждение, которое может быть применимо и к Восточной Азии. В Концепции сказано: “Угрозой для национальной безопасности России в оборонной сфере остается сохранение или создание крупными державами (их коалициями) мощных группировок вооруженных сил в прилегающих к ее территории регионах. Даже при отсутствии агрессивных намерений в отношении России такие группировки представляют собой потенциальную военную опасность”[1].

Известно, что мощной вооруженной группировкой в ВА является совокупный военный потенциал США и их союзников, прежде всего Японии и Южной Кореи. Хотя на официальном уровне военное присутствие США в регионе, весь комплекс американо-японских военных отношений перестал рассматриваться в антироссийском ключе, однако само наличие военных сил России на Дальнем Востоке, созданных в свое время, прежде всего, “под США и Японию”, сохраняет свою актуальность, на что намекает только что приведенная цитата из Концепции. Выражаясь яснее, Россия не сбрасывает со счетов потенциальную военную угрозу со стороны США и Японии. Вопрос теперь в том, насколько адекватен наш потенциал задачам обеспечения национальной безопасности восточных рубежей России.

Таблица 1

Эволюция военной мощи России на Дальнем Востоке

Виды вооруженных сил1985198919921996
Наземные силы
Численность (тыс.чел.)370 41 390 43
Дивизии320 36 190 15
ВМФ
Водоизмещение (тыс.т)1780 1900 2070 1550
Всего кораблей, в т.ч.835 840 780 660
Основные надводные90 10070 55
Подводные лодки140 140 90 60
(вкл. атомные)70 75 60 45
ВВС
Всего боевых самолетов2200 2430 1860 900
Бомбардировщики440 460 360 130
Истребители1600 1700 1330 450

Примечания: 1985 г. - начало “перестройки”; 1989 г. - наивысший пик военного потенциала ТОФ; 1992 г. - начало капиталистических реформ в России.

Ист.: Доклад японского института оборонных исследований (“Обзор стратегического положения в Восточной Азии 1996-1997”). - Экспресс-Информация ИДВ РАН. М, 1997, №12, сс. 75-76. Со ссылкой на издания УНО “Белая книга по обороне”.

Таблица 1 дает представление об абсолютных величинах наших вооруженных сил на Дальнем Востоке и динамику его количественного сокращения за период с 1985 г. по 1996 г. Данные в таблице перепечатаны с ежегодников УНО Японии. Другие справочники, не исключено, могут дать иные цифры. Однако их порядок, скорее всего не изменится.

Нынешний главком ВМФ России, в бытность командующий Тихоокеанского флота (ТОФ) адмирал В.И. Куроедов в интервью журналистам газеты “Владивосток” говорил: “Боевой состав ТОФ значительно сократился. Если в 1992 году Тихоокеанский флот насчитывал 335 боевых единиц, то в нынешнем году их осталось около 140. Численный состав военнослужащих сократился в 2 раза. … Сейчас бюджет задолжал флоту около 2 триллионов (не деноминированных рублей - О.А.)”[2]. О моральном состоянии было сказано следующее: “Не выдам секрета, если расскажу, что многие офицеры, приходя утром на службу, отмечаются и идут зарабатывать деньги. Такая ситуация есть.” (там же).

На фоне подобных цифр, и это, пожалуй, самое удивительное, на вопрос журналистов: ”Сейчас в зоне Тихого океана два мощных флота - наш флот и флот США. И сохранение между ними паритета - очень важная задача. Как вы считаете, несмотря на значительные сокращения ТОФ, может ли наш флот поддерживать этот баланс?” - адмирал Куроедов ответил: ”Не только может, но и поддерживает. И это признано всеми. Мы можем поддерживать ядерный паритет. Да, сравнительный анализ численности российского и американского флотов показывает, что баланс не в нашу пользу. Но мне кажется, надо России дать шанс жить здесь, в регионе, не числом, а умением (подч. О.А.)” (там же).

Если дело не в “числе”, а в “умении”, которое позволяет решать поставленные перед флотом задачи, непонятны сетования адмирала на долги правительства перед флотом. Тем более что на вопрос: “Как вы считаете, может ли Япония вступить в военно-политический союз с Россией?”, - адмирал отвечает: “Не исключено. В 1993 году было подписано первое соглашение между нашими странами “О предотвращении инцидентов на море”. Первый маленький шажок уже сделан. Впрочем, главный аспект, который мешает развитию отношений между Россией и Японией - проблема северных территорий, - до сих пор не устранен (подч. О.А.)” (там же).

Логика адмирала явно за пределами “разумной достаточности”. Отдадим “острова”, и Япония станет военно-политическим союзником России. Заодно в этот союз втянет и своего патрона - США. Ответы адмирала подталкивают также и к таким умозаключениям. Несмотря на уменьшение нашего военного потенциала почти вдвое (количественный баланс не в нашу пользу) ядерный паритет с США мы поддерживаем. Мы его поддерживали и до кардинального сокращения, т.е. к началу 90-х годов, хотя также уступали военному потенциалу США на Тихом океане. Может быть, мы сохраним этот паритет, сократив еще в два раза наш военный потенциал на Дальнем Востоке?

Безусловно, все зависит от того, как и что считать. Или мы начинаем анализировать совокупное военно-стратегическое соотношение сил - тогда одна калькуляция, или мы рассматриваем региональное соотношение сил, т.е. в районе Восточной Азии и Тихого океана. В таком случае будут другие расчеты. Американцы, считая и то и другое, предпочитают иметь превосходство как на глобальном, так и на региональным уровнях (см. Таблицу 2, а также в дополнение и для сравнения Таблицу 3, составленная на базе другого источника).

Таблица 2

Количественное соотношение военных сил в СВА в 1996 г.

ЯпонияКРКНДРТайваньКНРРФ*США/ Яп.США/КР7-й флот США
Виды воор. сил
Наземные силы
Численность (тыс. чел.)152 550 1000 240 2200 190 22 28
Дивизии13 22 26 12 96 15 1 1
ВМФ
Численность (тыс.чел.) 25 30
Водоизмещение (тыс. т)349 147 106 220 1140 1500 660
Всего кораблей160 200 740 380 970 650 60
ВВС
Всего боевых самолетов510 490 610 430 5750 930 100 90 130
  • Российские вооруженные силы на Дальнем Востоке.

Примечание. Силы США в Японии и КР = персоналу сухопутных сил плюс морская пехота. Боевые самолеты = самолеты ВМС плюс самолеты морской пехоты.

Ист.: Defense of Japan. Tokyo: Defense Agency, 1997, p. 34.


Таблица 3

Количественное соотношение военных сил в СВА в 1997 г.

ЯпонияКРКНДРТайваньКНРРФ*
Виды вооруженных сил
Наземные силы
Численность (тыс. чел.)147,7 560 923 240 2090
Танки1100 2130 3500 100 9700 5600
БМП1040 2490 3000 1105 6700 7000
Артиллерия800 4540 10600 1475 14500 5800
ВМФ
Численность (тыс.чел.)42,5 60 47 68 280
Подлодки16 6 26 4 61 39
Надводные корабли58 40 3 36 54 39
Боевые самолеты 11023 31 535 96
Боевые вертолеты99 47 21 25 80
ВВС
Численность (тыс.чел.)44,1 52 85 52 470
Всего боевых самолетов368 461 607 402 3740 600
Боевые вертолеты99 60


  • Российские вооруженные силы на Дальнем Востоке.

Ист.: American National Security / Amos A. Jordan, William J. Taylor, Jr., and Michael J. Mazarr. Baltimore and London: The Johns Hopkins University Press, 1999, p. 368-369. International Institute for Strategic Studies, The Military Balance, 1997/1998. London: Oxford University Press, 1997 p. 34.

Как они его добиваются, мы рассмотрим ниже. Но прежде вновь дадим слово главкому ВМФ России адмиралу В. Куроедову, который на вопрос корреспондентов “Интерфакс-АиФ” “Как, на ваш взгляд, изменилась оперативная обстановка вокруг России, скажем, за период с 1991-го по 1998 год? Появились ли какие-то новые моменты в действиях наших некогда вероятных противников?” отвечает: “Масштабы и количество “мероприятий”, которые проводили группировки военно-морских сил наших соседей, за это время практически не изменились. Можно лишь отметить, что районы проведения их учений приблизились к рубежам России. Так что никакого наращивания активности я не вижу. А что касается несения боевого дежурства у наших берегов, то здесь можно даже отметить некоторое снижение активности. Сейчас у нашего побережья стало появляться гораздо меньше атомных подводных лодок военно-морских сил США”[3].

Ясно, что адмирал сводит свой ответ к активности только военно-морских сил наших соседей. Журналисты же ставят вопрос явно шире. Поскольку В. Куроедов уклонился от ответа, попытаемся восполнить вакуум, рассказав, что изменилось вокруг России. Предварительно представим информацию о вооруженных силах США на Тихом океане, которая дополняет разделы о военной безопасности из монографии “АТР: мифы, иллюзии и реальность”. Вот некоторые изменения в политике США, которые адмирал Куроедов не “заметил”.

В соответствии со Стратегической инициативой в Восточной Азии (East Asia Strategy Initiative /EASI/), одобренной в апреле 1990 г., на первой стадии модернизации (1990 - 1992 гг.) было прекращено действие американо-филиппинского договора о военных базах (на Филиппинах), откуда США вывели свои войска в ноябре 1992 г. На следующем этапе (1992 - 1995 гг.) предполагалось вывести американские сухопутные силы из Южной Кореи. Однако это решение было отложено до тех пор, пока не будет снята угроза и неопределенность с развитием ядерного оружия в КНДР. Наконец, в “Bottom-Up Review”[4], утвержденном в сентябре 1993 г., было сказано, что “США продолжат нести свою обязанность по обеспечению безопасности Южной Кореи и будут содержать 100 000 военного персонала, в том числе сохраняя бригады морской пехоты в Японии и в составе 7-го флота”. Такие обязательства затем были подтверждены в Докладе по стратегии безопасности в Восточной Азии (East Asia Strategic Report /EASR/, февраль 1995 г.), затем в Японо-американской совместной декларации по безопасности (апрель 1996 г.), в Обзоре по национальной обороне /QDR/ (май 1997), наконец, в четвертой версии Стратегии безопасности Соединенных Штатов в Восточном Азиатско-Тихоокеанском регионе (The United States Security Strategy for the East Asia-Pacific Region. DOD, 25 Nov. 1998)

В результате на 1997 г. военный потенциал США в “АТР” выглядел следующим образом.

Армия (сухопутные войска) состоят из двух дивизий (около 51 тыс. чел.), одна из которых размещена на Гавайях, другая - в Южной Корее.

ВМС состоят из 7-го флота (зона ответственности - западная часть Тихого океана и Индийский океан), 3-го флота (восточная часть Тихого океана и Берингово море). Командование Тихоокеанского флота расквартировано на Гавайях.

Тихоокеанский флот имеет 120 основных кораблей водоизмещением в 1430 тыс. т, которые базируются на западном побережье США, на Гавайях, Японии, Гуаме и на острове Диего Гарсия.

Морская пехота в составе Тихоокеанского флота включает в себя две Экспедиционные бригады (корпуса) с персоналом около 66 тыс. чел. и 220 боевых самолетов, одна из которой дислоцирована на американском континенте, другая в Японии.

ВВС подчиняются командованию Тихоокеанских ВВС, расквартированных на Гавайях. Они состоят из 290 боевых самолетов и размещены в Японии, Южной Кореи и на Аляске.

Непосредственно в “АТР” размещено 29 тыс. армейского персонала, 60 кораблей, включая два авианосца, 140 боевых самолетов и 23 тыс. персонала в основном в Японии и на Гавайях.

В Японии также расквартирована бригада морских пехотинцев численностью около 22 тыс. чел. с 50 боевыми самолетами.

ВВС, размещенные в Японии и Южной Корее, состоят из 26 тыс. персонала и 190 боевых самолетов[5].

Таковы некоторые количественные данные о военном потенциале США на Тихом океане.


Примечания

  1. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. - Российская газета, 26 декабря 1997 года.
  2. Владивосток, 10 декабря 1996 г.
  3. Интерфакс-АиФ, № 18, май 1998, с. 7.
  4. The Report of the Bottom-Up Review, также как и the Report of the Quadrennial Defense Review (QDR) - Обзоры и программы по национальной обороне, публикуемые от имени министра обороны каждые четыре года под разными названиями.
  5. Defense of Japan. Tokyo: Defense Agency, 1997, pp. 59-60.