Коковцев Владимир Николаевич

Коковцев Владимир Николаевич (1853—1943) — русский государственный деятель, товарищ министра финансов (1896—1902), министр финансов (1904—1914), председатель Совета Министров (1911—1915).

Родился 6 апреля 1853 в Новгороде. Выходец из дворянской семьи, получил элитное образование в Александровском (Царскосельском) лицее, который окончил в 1872. Отличался успехами во многих науках, но внезапная смерть отца помешала ему посвятить себя научной карьере

В 1873—1979 служил в министерстве юстиции, в 1879—1890 был старшим инспектором и помощником начальника тюремного управления министерства внутренних дел. В 1890—1896 — занимал должности от помощника статс-секретаря до товарища государственного секретаря (по департаменту государственной экономики) в Государственной канцелярии. Досконально изучив вопросы бюджета и государственного хозяйства, в 1896 получил пост товарища министра (замминистра) финансов. Министром в то время был С. Ю. Витте, Коковцев успешно сработался с ним. Неоднократно получал похвалы от начальства за содействие развитию русской промышленности, в том числе — за активное участие в разработке законопроекта о казенной винной монополии. В целом финансовая политика Коковцева основывалась на сохранении твердого курса рубля и золотого денежного обращения.

Бывший в 1901—1903 председателем комиссии «о благосостоянии» крестьян в центральных губерниях, а в 1902—1904 — государственным секретарем, Коковцев отличался честолюбием, но был лишен подобострастия, не выпрашивал наград. По политическим воззрениям — убежденный монархист.

С февраля 1904 — глава министерства финансов с приданными ему учреждениями торговли, промышленности, железнодорожных дел. Пробыв в этой должности 10 лет (с перерывом с октября 1905 по апрель 1906), участвовал в заключении торгового договора с Германией на 12 лет (июль 1904). В 1904—1906 с целью покрытия военных расходов, связанных с Русско-японской войной, распорядился о проведении займов, увеличении пошлин с наследства, акцизов с продажи пива (при этом пополнив казну за счет «питейных» средств почти на треть), спичек, дрожжей, нефти, введении гербового сбора, но избегнув при этом прямого повышения налогов.

Перед революцией 1905—1907 царь Николай II переложил на него решение «рабочего вопроса». Пойдя навстречу пожеланиям крупных промышленников, Коковцев одновременно попытался удовлетворить и требования рабочих. С этой целью возглавил комиссию, выработавшую программу, включающую пересмотр закона о стачках, сокращение рабочего дня, создание больничных касс, но так как эта программа носила рекомендательный характер, то она закончилась провалом. В конце 1904 поддерживал на Путиловском заводе (Петербург) позицию администрации в ее противостоянии с рабочими. В конечном счете вспыхнувшая по причине невозможности компромисса стачка на этом заводе (3 января 1905) стала прологом революции.

В 1905—1906, работая в комиссии по выработке рабочего законодательства, действовавшей в Государственном совете, настаивал на попечительно-охранительном решении рабочего вопроса.

В 1905 как член Государственного совета принимал участие в разработке проекта законосовещательной Думы в комиссии А. Г. Булыгина и был противником предоставления Думе законодательных полномочий. Несмотря на записанное в Манифесте 17 октября 1905 обещание придать таковые парламенту, настаивал на необходимости нарушить его и передать монарху прерогативу и инициативу пересмотра Основных законов, что и былое сделано.

Будучи министром финансов и преследуя цель накопления золотой наличности, способствовал заключению трех крупных иностранных займов (1906, 1908, 1909).

Не сумев провести широких финансовых реформ, не имея собственной финансовой программы, он вошел войти в историю русских финансов как инициатор политики бездефицитного бюджета за счет жесткой винной монополии (в связи с чем думские «левые» именовали государственный бюджет «пьяным»), сокращения отчислений как на военные нужды, так и на культурные потребности. В управлении промышленностью поддерживал французские банки, их инвестиции в русские предприятия. Во внешней политике выступал за укрепление русско-французских связей и вместе с тем за последовательное смягчение противоречий с Германией. Выступая с трибуны Государственной думы, обнаружил немалый ораторский талант (за что в кулуарах был прозван «граммофоном»). Ограничительно толкуя финансовые права парламента, в 1908 прославился заявлением «Слава Богу, у нас нет парламента!». Встреченные аплодисментами на правой и свистом на левой стороне Думы, эти слова были взяты Коковцевым назад.

В 1910 распространился слух о заключенной им невыгодной для государства сделке по продаже принадлежавших казне акций Владикавказской ж. д. на бирже, однако император был Коковцеву расположен, и неудача не повлияла на его карьеру. Работая вместе с П. А. Столыпиным, критиковал премьера за попытки разрушить общинные формы крестьянского землепользования и желание подтвердить автономию Финляндии, был против введения земств в западных губерниях. Консерватизм его оказался созвучен взглядам императора и после убийства Столыпина Коковцев был назначен (сентябрь 1911) председателем Совета министров с сохранением поста министра финансов.

Поднявшись на вершину, новый премьер не обнаружил ни смелости, ни оригинальности мысли и действия. По большинству вопросов (о национальных окраинах, еврейскому вопросу, о свободе печати) он продолжал линию Столыпина. Он был неподкупным, добросовестным администратором, категорически не принявшим начавшееся «посредничество» Г.Распутина в отношениях между премьером и царем. Это неприятие стало причиной увольнения Коковцева в январе 1914 со всех постов. При этом ему выразили благодарность, пожаловали графским титулом, но Коковцев был раздосадован и ответствовал: «Я хотел умереть, неся просто имя, переданное мне».

В декабре 1915 стал председателем департамента Госсовета, связанного с финансовым кредитом.

В 1918 был арестован ЧК, но после допроса отпущен. В 1919 нелегально перешел границу с Финляндией, эмигрировал во Францию. Там стал председателем Интернационального коммерческого банка (бывш. Петроградского международного коммерческого банка).

В 1919 отошел от дел, занялся писанием мемуаров, которые были изданы в 1933. Скончался в оккупированном немцами Париже в 1943 во время Второй мировой войны.

Библиография