Виновен ли Ленин в расстреле царской семьи?

Вы просматриваете одно сообщение из темы указанной выше

Нажмите здесь для просмотра всей темы
16:46:17 - Wed, Sep 29th 2010
Тем 0
Сообщений 461
Битва за Романовых В.И.Ленин и расстрел царской семьи
БИТВА ЗА РОМАНОВЫХ В.И.ЛЕНИН И РАССТРЕЛ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Расстрелу семьи последнего царя в Екатеринбурге посвящено огромное количество публикаций. Удивительно, что в них почти не изучен вопрос о том, какую позицию занимал В.И.Ленин по поводу устроенной уральскими большевиками расправы. Большинство исследователей убеждены в том, что расстрел не мог свершиться без ведома В.И.Ленина. Причем главным аргументом служит некая "очевидность": Ленин не мог не знать о подготовке расстрела... В последние годы расстрел семьи Николая II стал, пожалуй, главным пунктом обвинения, выдвинутого против большевиков и лично против Ленина.

Попытаемся, рассуждая беспристрастно, ответить на вопрос: можно ли назвать Ленина главным виновником екатеринбургского злодеяния?

Историк А.Латышев в книге "Рассекреченный Ленин" рассматривает вождя революции как человека, который "по своей жестокости... стоит не ниже Сталина или Гитлера". Однако А.Латышев вынужден признать, что "степень личного участия вождя в организации переезда царской семьи из Тобольска в Екатеринбург остается по сей день непроясненной". Совершенно верное замечание! Бесспорен тот факт, что никакого распоряжения Ленина о расстреле семьи Николая II не существует. Однако, несмотря на этот очевидный факт, в сборнике материалов правительственной комиссии по изучению останков Николая II и его семьи, говорится, что санкция на расстрел "судя по сохранившимся документам... была получена от В.И.Ленина и Я.М. Свердлова" (Покаяние. М., 1998. с.254). Что это за таинственные "сохранившиеся документы", не уточняется.

Генерал Д.Волкогонов, не утруждая себя поиском доказательств, возложил вину за расстрел на Ленина. "В Екатеринбурге, - пишет он, - все эти чекисты-убийцы юровские - кровавые исполнители воли... Ленина". Свое обвинение Волкогонов строит на свидетельстве Троцкого, версия которого состоит в следующем. Вернувшись в Москву с фронта, Лев Давидович в разговоре со Свердловым спрашивает о судьбе бывшего царя и узнает о расстреле Романовых. "А кто решал?" - будто бы изумленно спрашивает Троцкий. "Ильич считал, что нельзя оставлять им живого знамени", - якобы ответил Свердлов. Вроде бы все убедительно, но при внимательном изучении версия Троцкого трещит по всем швам. Заглянем в протокол заседания Совнаркома № 159 от 18 июля 1918 года (этот документ хранится в московском архиве социально-политической истории, бывшем Центральном Партийном Архиве) - в протокол того заседания, когда Я.М. Свердлов официально сообщил о расстреле Николая II. Из этого документа мы узнаем, что на заседании 18 июля присутствовал и Л.Д.Троцкий. Вывод отсюда простой: доверительный разговор со Свердловым об уничтожении "живого знамени" всего лишь плод фантазии Троцкого.

В Архиве социально-политической истории хранится документ, заставляющий по-иному посмотреть на роль В.И.Ленина в екатеринбургских событиях. В ответ на телеграмму из копенгагенской газеты "National Tidende" с запросом о судьбе царя и слухах о его убийстве Ленин пишет: "Слух неверен, бывший царь здоров, все слухи - только ложь капиталистической прессы". В ближайшую ночь после написания этих слов произошла трагедия в Ипатьевском доме. Обратим внимание на уверенную интонацию Ленина. Стал бы он говорить столь категорично, если бы знал о приготовлениях к расстрелу? Вряд ли.

В 1920 году газета "Шанхайская жизнь" писала, что "убийство царской семьи было организовано... с целью дискредитации советской власти...". Замечание во многом справедливое. Евреи-большевики из Уралоблсовета, убив русского царя, создали такое мощное оружие в борьбе против большевизма, что враги советской власти по сей день уверенно пользуются им!

В июне 1918 г. активно распространялись слухи об убийстве царской семьи, и тема расстрела обсуждалась за границей. Архивные материалы дают основания утверждать, что не только в далекой Дании, но даже и в Москве не знали, как уральцы распорядятся судьбой Романовых. Веским аргументом в пользу данного утверждения может служить телеграмма управляющего делами Совнаркома В.Бонч-Бруевича в Екатеринбург от 20 июня: "В Москве распространились сведения, что будто бы убит бывший император Николай II. Сообщите имеющиеся у вас сведения". Сам факт подобного запроса говорит о том, что Москва была готова поверить в возможность самоуправства уральцев.

А были ли у Ленина основания опасаться, что участь царской семьи решится без его ведома? Да, были, и весьма серьезные основания. Процитируем телеграмму, показывающую, с каким разгулом сепаратизма, с какой "вольницей" местных властей пришлось столкнуться правительству молодой советской страны летом 1918-го. 3 июля 1918 г. Коломенский районный комитет партии сообщил в Совнарком, что коломенские большевики решили "требовать от Совнаркома немедленного уничтожения всего семейства и родственников бывшего царя...". Требование сопровождалось угрозой в адрес Совнаркома: "В случае отказа решено собственными силами привести в исполнение это постановление". Подобный стиль общения местных властей с центром был вовсе не частным случаем, и столь же решительно и независимо вели себя власти Екатеринбурга, где содержались Романовы 78 дней перед гибелью. Так было в Коломне, так было в Екатеринбурге, так было повсюду!..

В мемуаристике можно найти ответ на вопрос о том, какой представлялась В.И.Ленину дальнейшая судьба отрекшегося царя. 9 июля 1918 года председатель Петроградской ЧК М.Урицкий, допрашивая бывшего премьера В.Н.Коковцова, мимоходом обронил такую фразу: "Советская власть решила внести действия бывшего императора на рассмотрение народного суда, и Вы, конечно, будете допрошены в качестве свидетеля...". Хотя наркомат юстиции никаких распоряжений относительно подготовки судебного процесса над Николаем Романовым так и не получил, идея этого процесса среди большевистского руководства, что называется, носилась в воздухе. Екатеринбургский чекист М.Медведев в мемуарах приводит слова, сказанные Лениным Свердлову: "Давно ли передовой наш питерский рабочий шел к Зимнему с хоругвями? Всего каких-нибудь 13 лет назад! Вот эту-то непостижимую "расейскую" доверчивость и должен развеять в дым открытый процесс на Николаем Кровавым...". Нет оснований сомневаться в том, что подготовка к судебному процессу началась бы, если бы Москва не столкнулась с фактом непокорности екатеринбуржцев. Итак, суд - вот что хотел противопоставить Ленин кровавой расправе.

В статье "Как буржуазия использует ренегатов" Ленин писал: "На II съезде нашей партии, в 1903 году, возник большевизм, составлялась программа партии, и в протоколах съезда значится, что мысль вставить в программу отмену смертной казни вызвала только насмешливые возгласы: "и для Николая II?". Даже меньшевики в 1903 году не посмели поставить на голоса предложение об отмене смертной казни для царя". Да, но между 1903-м и 1918-м годами лежит целая эпоха. Одно дело - рассуждать об убийстве царской семьи в теории, и совсем другое - осуществить это в реальной жизни.

Екатеринбургские власти начали и выиграли войну за Романовых. В марте 1918 г. уральские большевики обратились во ВЦИК с просьбой перевести Романовых из Тобольска в Екатеринбург. Более того, уральцы решили "навести порядок" и в Тобольске, где в то время находилась семья. Деятели из Уралоблсовета были убеждены, что только они имеют право решать судьбу бывшего царя, что лишь они имеют право карать именем революции. Не имея на сей счет никаких указаний из Москвы, уральцы послали к Тобольску несколько вооруженных отрядов, один из которых остановился в Березове, чтобы в случае бегства Романовых отрезать им путь в Обдорск. Вторая группа уральцев контролировала тракт Тобольск-Ишим, третья стояла на дороге Тобольск-Тюмень, а четвертый отряд вошел в сам город. Это была сугубо конспиративная акция.

Одной из первых побед Екатеринбурга в войне за Романовых было решение президиума ВЦИК о переводе царской семьи в Екатеринбург, для чего в Тобольск был послан комиссар В.Яковлев. Уже не одно десятилетие в исторической науке обсуждается вопрос о том, какая миссия была возложена на этого человека. Обстоятельства перевода Романовых из Тобольска в Екатеринбург позволяют высказать предположение, что комиссар Яковлев всеми силами старался защитить царскую семью от расправы, задуманной уральскими большевиками. В миссии комиссара Яковлева по сей день много загадок, но можно с уверенностью утверждать, что действия комиссара были полностью согласованы с Москвой и получили одобрение Ленина и Свердлова, о чем позднее со всей определенностью скажет сам Яковлев: "...в инциденте с перевозкой семьи Романовых из Тобольска в Екатеринбург я... действовал по распоряжению центра...". В.И.Ленин хорошо знал Яковлева. Константин Алексеевич Мячин (взявший впоследствии псевдоним "Яковлев") вступил в революционное движение в 1904 г., когда ему едва минуло 18 лет. Участвовал во взятии Зимнего дворца, был делегатом II Всероссийского съезда Советов от Уфимского губернского съезда рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. По постановлению Совнаркома Яковлев входил в пятерку по организации ВЧК.

За несколько дней до прибытия Яковлева из Екатеринбурга в Тобольск был отправлен отряд под командованием Брусяцкого. Узнав об этом, комиссар понял, что уральцы продолжают свою сепаратистскую политику. В 80 верстах от Тобольска Яковлев догнал отряд Брусяцкого, и здесь, видимо, между ними произошло далеко не дружеское объяснение... Заявив Яковлеву, что они тоже едут за Романовыми, уральцы предложили инсценировать нападение на отряд комиссара и уничтожить царскую семью. Яковлев план отверг, но как-то сумел урегулировать отношения с лихими уральцами, объединил отряды и двинулся в Тобольск.

Член екатеринбургского облисполкома П.Быков на страницах вышедшего в 1921 г. сборника "Рабочая революция на Урале" (сборник был объявлен "классово вредным" и изъят из продажи) рассказывает, как с самого начала миссии Яковлева уральцы ведут себя по отношению к нему как к врагу, ничуть не смущаясь тем, что его действия были согласованы с Лениным. "Уральцы, - писал П.Быков, - на свой страх и риск устроили при переправе через Тобол у с. Иовлево засаду, предполагая при малейшем измене со стороны Яковлева устроить нападение на экспедицию". Но комиссар Яковлев и не давал повода для подозрения в измене, а по агрессивным действиям уральцев ему нетрудно было догадаться, какая судьба ждет семью Николая II в Екатеринбурге. Засада на особоуполномоченного ВЦИК - не есть ли это акт прямого неповиновения Москве?!

Едва посадив Романовых в поезд, Яковлев приказывает изменить маршрут и следовать в направлении Омска. Уральцы, потрясенные таким решением комиссара, отдали распоряжение поезд задержать, а Яковлева арестовать. В телеграмме военному комиссару Уралоблсовета Голощекину Яковлев говорит: "В ваших отрядах одно желание - уничтожить тот багаж, за которым я послан" (под "багажом" имеется в виду царская семья). "Мною получены сведения, - телеграфировал далее Яковлев, - что ваши люди во главе с Заславским, начальником отряда Хохряковым и другими хотят нас обезоружить, чтобы взять наш багаж. Примите немедленно меры или произойдет кровопролитие".

Александр Беззубцев-Кондаков


Газета "Новый Петербургъ", №27 (494), 5.07.2001 г.
http://newspb.boom.ru/494/romanov.htm



AWC's: 2.5.11 MediaWiki - Stand Alone Forum Extension
Оформление: (c) Таинственная Страна