Танковый прорыв. Советские танки в боях 1937 1942 гг./Дриг Е. Ленинградский Краснознаменный механизированный История 11-го механизированного (20-го танкового) корпуса

Евгений Дриг

Ленинградский Краснознаменный механизированный История 11-го механизированного (20-го танкового) корпуса

В начале августа 1931 года правительство СССР одобрило уточненный план строительства РККА на 1931-1933 годы. Одновременно постановлением Совета Труда и Обороны от 1 августа 1931 года была принята так называемая «большая танковая программа», которая исходила из того, что технические достижения в области танкостроения в СССР « создали прочные предпосылки к коренному изменению общей оперативно-тактической доктрины по применению танков и потребовали решительных организационных изменений автобронетанковых войск в сторону создания высших механизированных соединений, способных самостоятельно решать задачи, как на поле сражения, так и на всей оперативной глубине современного боевого фронта».[1]

Еще весной 1930 года было сформировано первое постоянное соединение мотомехвойск - опытная механизированная бригада.[2] Опыт учений 1930-1932 годов с участием мехбригады поставил перед командованием РККА вопрос о дальнейшем организационном массировании танков путем создания еще более крупных соединений для решения оперативных задач в рамках армейской и даже фронтовой операции. В этой связи РВС ССР на заседании 11 марта 1932 года рассмотрел вопрос об организации бронетанковых войск и решил сформировать в 1932 году два механизированных корпуса. Заметим, что ни в одной иностранной армии механизированных соединений такого масштаба в то время не было.

Первые два корпуса начали формироваться уже в марте 1932 года на базе стрелковых дивизий Ленинградского и Украинского военных округов - 11-й, дислоцированной в Ленинграде, и 45-й - в Киеве.[3] Обе дивизии содержались по штатам №№ 4/35, 37-39, 41-44 и в 1930 году имели в своем составе (помимо трех стрелковых, одного артиллерийского полков и других частей) моторизованный отряд (штат - 12 бронемашин, 51 автомашина, 29 мотоциклов).[4] В 1931 году по штату в мотомехотряд 11-й стрелковой дивизии входили уже 15 танкеток, 12 БА-27, 132 автомашины, 19 мотоциклов.

Сама 11-я стрелковая дивизия являлась старым и заслуженным соединением Красной Армии. Сформирована она была 21 апреля 1918 года в составе Новгородского участка из частей Лужского района как Псковская пехотная дивизия. 17 мая 1918 года она была переименована в Лужскую, 31 мая 1918 года - в 4-ю Петроградскую пехотную дивизию, а 21 января 1919 года объединена с 11-й Нижегородской стрелковой дивизией в Сводную дивизию. 1 марта 1919 года - переименована в 11-ю стрелковую дивизию. Дивизия с рождения в боях - против белоэстонских войск, банд Булак-Булаховича, Юденича, в 1920 году - против белополяков. В 1921 году дивизия участвовала в подавлении Кронштадского мятежа.[5] Еще 18 апреля 1919 года ей присвоено наименование «Петроградская», 6 мая 1924 года она была переименована в «Ленинградскую», а 29 февраля 1928 года награждена Почетным Революционным Красным Знаменем.

К 1932 году дивизией командовал К. А. Чайковский, его помощником был В. И. Подшивалов, начальником штаба - И. Н. Толстой, 31-м стрелковым полком командовал П. Е. Шуров, 32-м - В. М. Иконостасов, 33-м - А. А. Пожело.[6]

С мая по сентябрь 1932 года 11-я стрелковая Ленинградская Краснознаменная дивизия была переформирована в 11-й механизированный корпус. При этом управление корпуса формировалось на базе управления дивизии, 31-я механизированная бригада формировалась из 32- го стрелкового полка имени Володарского, 32-я механизированная бригада - из 33-го стрелкового полка имени Воскова, а 33-я стрелково- пулеметная бригада - из 31-го полка имени Урицкого. 7-я и 9-я батареи 11-го артполка были переформированы в 11-й зенитно- артиллерийский дивизион, батальон связи дивизии по новым штатам стал батальоном связи мехкорпуса, 11-й кавэскадрон был преобразован в 11-ю роту регулирования движения, 11-я химрота развернута в 11-й химический батальон, 11-я саперная рота - в 11-й саперный батальон; 11-й мотомехбатальон (бывший мотоотряд) переформирован в 11-й разведывательный батальон. Остальные подразделения дивизии (противотанковая рота, зенитная батарея, автотранспортная рота и автомастерские) были обращены на развертывание технической базы корпуса.[7]

Первым командиром 11-го мехкорпуса стал Касьян Александрович Чайковский, бывший командир 11-й дивизии, начальником штаба корпуса - Михаил Маркович Бакши.[8]

Основной ударной силой корпуса являлись его механизированные бригады, представляющие собой сильные в тактическом отношении соединения, способные выполнять различные боевые задачи, как в составе корпуса, так и самостоятельно. 31-я механизированная бригада вооружалась танками Т-26, 32-я танковая бригада - танками БТ-2.[9] Разнотипность танкового вооружения объяснялась нехваткой новых машин, не так давно запущенных в производство.

В составе каждой механизированной бригады корпуса было три танковых батальона (при пятитанковом взводе), стрелковый батальон, артиллерийский дивизион и подразделения обеспечения.[10] Всего бригада по штату имела 220 танков, 56 бронеавтомобилей, 27 орудий.

С 1 января 1933 года в составе корпуса - 83-й авиационный отряд, переформированный позднее в мотомех-авиаотряд.

К марту 1933 года управление корпуса и корпусные части располагались в Ленинграде, бригады - в Детском Селе, Павловске, Слуцке, Старом Петергофе.

В декабре 1933 года из состава 32-й механизированной бригады убыл на усиление 6-й мехбригады ОКДВА 1-й танковый батальон Рабиновича.

Так как части 11-й стрелковой дивизии и сама дивизия имели почетные наименования, то для сохранения преемственности 16 января 1934 года РВС СССР приказом № 08 присвоил почетные наименования соединениям корпуса — «XI МК - Ленинградский, 31 мбр им. Урицкого, 32 мбр им. Володарского, 33 мбр им. Воскова» .[11] Однако при присвоении наименований не учитывался тот факт, что бригады были сформированы из полков, имевших номера, не совпадающие с номерами бригад. И оказалось, что, например, 31-я механизированная бригада, сформированная из 32-го полка имени Володарского, получила имя Урицкого.

С 4 мая 1934 года из состава корпуса был исключен отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. На его месте в мае 1934 года сформировали зенитно-пулеметный батальон. С 1 августа 1934 года выбыла из состава 11-го и передана в формирующийся 7-й механизированный корпус 33-я стрелково-пулеметная бригада. В сентябре выведен из состава корпуса авиаотряд.[12]

В 1933 году Совет Труда и Обороны СССР принял постановление о дальнейшем усилении войск на Дальнем Востоке. В первую очередь усиливались бронетанковые войска и авиация. В соответствии с этим решением в 1934 году управление 11-го мехкорпуса и 32-я мехбригада были передислоцированы в Забайкалье (прибыли на станцию Борзя 10 октября 1934 года). В это время в Ленинградском военном округе вместо 11-го формировался 7-й механизированный корпус. В его состав вошли 31-я механизированная и 33-я стрелково-пулеметная бригады 11-го мехкорпуса, а также вновь сформированная 19-я механизированная бригада.[13]

Прибыв на новое место, 11-го механизированный корпус (в составе управления, батальона связи, разведывательного, саперного, химического, зенитно-пулеметного батальонов, роты регулирования, ремонтно-восстановительного парка, автотранспортной роты) получил 21 октября 1934 года в свой состав 6-ю механизированную бригаду на танках Т-26.[14] Сформирована она была в феврале 1932 года в составе Забайкальской группы войск (Чита, Антипиха, Песчанка, Оловянная), став первым автобронетанковым соединением ОКДВА. В ее составе числились три танковых, стрелковый, разведывательный и саперный батальоны, артиллерийский дивизион и четыре роты (зенитно-пулеметная, связи, химическая и регулирования), а также техбаза и авиотряд.[15] Батальонами бригады командовали И. А. Цесляк, И. Е. Журин, А. А. Кочетков, самой бригадой - Василий Тимофеевич Вольский.

32-я механизированная бригада прибыла в следующем составе: управление бригады, 2-я и 3-я танковые и стрелково-пулеметный батальоны, артдивизион, зенитно-пулеметная, разведывательная и автотранспортная роты, саперный батальон, роты регулирования и связи, а также ремонтно-восстановительный парк.[16]

Прибывшие соединения и части корпуса были размещены: управление, корпусные части и 32-я мехбригада - на 76-м разъезде, разведывательный танковый батальон - на станции Оловянная. 6-я мехбригада к этому времени дислоцировалась на 77-м разъезде.

Стрелково-пулеметная бригада появилась в составе корпуса только в 1938 году Несмотря на незавершенность формирования, 11-й мехкорпус являлся главной ударной силой Забайкальской группы войск.

В феврале 1935 года корпус начал переводиться на новые штаты (№ 010/601) в связи с переходом АБТВ РККА с пятитанковых на трехтанковые взводы. Кроме того, для улучшения руководства соединениями корпуса большинство корпусных частей было упразднено, оставались только средства связи. Непосредственно командованию корпуса подчинялись: две механизированные и одна стрелково- пулеметная бригады, авиационная эскадрилья[17] и отдельный батальон связи. Директивой штаба РККА № 2/18533сс от 28 февраля 1935 года расформировывались разведывательный, химический и зенитно-пулеметные батальоны корпусного подчинения.[18]

Новые штаты также подразумевали переход на единую организацию бригад - теперь обе механизированные бригады вооружались танками БТ. В состав механизированной бригады входили три танковых батальона (трехротного состава, по 10 танков в каждой, а также батарея танков сопровождения БТ-7А на батальон), стрелковый батальон, разведывательная и автотранспортная роты, рота связи, батальон боевого обеспечения (в том числе рота химических танков).[19]

По этому штату корпус должен был иметь 8200 человек личного состава (6475 по мирному времени), 24 танка БТ-7А, 310 БТ, 8 БТ ПТО, 60 Т-37, 36 БХМ-3, 18 БХМ-4 - всего 456 танков, 4 122-мм и 4 76-мм орудия, 1500 автомобилей.[20] К 1 марта 1935 года (до перехода 6-й мехбригады на танки БТ) корпус имел 254 Т-26, 241 БТ, 92 Т-37, 35 химтанков Т-26, 5 саперных танков, 15 самоходных артиллерийских установок, 25 легких и 22 средних бронеавтомобилей, 61 гусеничный, 18 колесных тракторов.[21]

В мае 1935 года Забайкальская группа войск была выделена из ОКДВА и преобразована в Забайкальский военный округ. В его состав включался, кроме прочего, и 11-й механизированный корпус.

В феврале 1936 года комкора Чайковского на должности командира корпуса сменил бывший заместитель командующего Забайкальским военным округом комдив Яков Львович Давидовский. 6-й мехбригадой в это время командовал полковник Аркадий Борисович Слуцкий, 32-й - комбриг Владимир Иванович Подшивалов.

В связи с обострением обстановки на монгольско-манчжурской границе 12 марта 1936 года между СССР и Монгольской Народной Республикой (МНР) был подписан дипломатический протокол о взаимной помощи. В соответствии с протоколом на территории Монголии размещались советские войска. Основным источником их явился 11-й механизированный корпус, из которого в течение двух лет изымались, направлялись в МНР и возвращались отдельные подразделения, части и даже соединения.

Из состава 6-й мехбригады в Монголию были откомандированы стрелково-пулеметный батальон, артиллерийская батарея и разведрота (взамен убывших в 6-ю мбр прибыли аналогичные подразделения из Калуги). Из состава 32-й мехбригады отправлен 3-й танковый батальон майора Швецова (на его место прибыл танковый батальон из ЛВО) и в город Соловьевск - стрелково-пулеметный батальон.[22] В январе 1936 году на базе 3-го танкового батальона 32-й мбр и стрелкового батальона 6-й мбр был сформирован мотобронеполк, убывший в МНР; в октябре 1936 году он вернулся обратно, оставив в Монголии матчасть, которую получил новый личный состав, прибывший из 11-го корпуса.

В мае 1936 году на станцию Дивизионная прибыл саперный батальон для 11-го мехкорпуса, в марте 1937 году он был переформирован в понтонный батальон, а уже в апреле того же года исключен из состава корпуса.[23]

Летом 1937 году советские войска в Монголии усиливались - 19 августа 1937 года из состава 11-го механизированного корпуса по директиве ВС ЗабВО № 48593 от 16 августа 1937 года была выведена 32-я механизированная бригада полковника Малинина. Переименованная в Особую механизированную бригаду, она вошла в состав 57-го особого стрелкового корпуса на территории Монгольской республики.[24] За три недели бригада совершила марш из Улан-Удэ в Ундурхан; к 7 сентября передовые части бригады вышли к Чайрену, а к 14 сентября бригада в полном составе сосредоточилась в Ундурхане.

29 августа 1937 году убыл в Монголию отдельный батальон связи корпуса.

К 11 сентября 1937 году в корпус прибыла 13-я механизированная бригада,[25] входившая ранее в состав 5-го механизированного корпуса МВО и получившая на месте номер 32[26] с дислокацией на 76-м разъезде.[27]

Как и было предусмотрено планом развития РККА, в 1938 году изменилась организация танковых соединений. Теперь танковый взвод состоял не из трех, а из пяти танков, что увеличило число танков в бригаде. Также увеличивалось (с трех до четырех) количество танковых батальонов в бригаде.[28] Легкая танковая бригада БТ теперь насчитывала 278 боевых танков. Танковый корпус по новым штатам имел 560 танков.[29] В связи с переходом на новые штаты в период с 20 марта по 1 мая 1938 года механизированные бригады и корпус были переименованы в танковые с сохранением прежних номеров.[30]

В марте-апреле 1938 года из Киевского военного округа на станцию Хадабулак прибыл 5-й моторизованный полк (995 человек, 130 автомашин, 34 мотоцикла). 9 мая 1938 года он был развернут в 5-ю моторизованную стрелково-пулеметную бригаду (штат № 10/830) с дислокацией в Борзе. Бригада имела три стрелково-пулеметных батальона, артиллерийский и противотанковый дивизионы[31] и пять отдельных рот - связи, разведывательная, боевого обеспечения, автотранспортная, ремонтно-восстановительная. Она вошла в состав 11- го механизированного корпуса; таким образом, получив третью бригаду, он полностью закончил формирование.[32]

В июле 1938 года 32-я танковая бригада имела 218 танков БТ-7, 6-я танковая бригада - 216 БТ-7 и 57 БТ-5.[33]

В январе 1939 года вместо убывшего в составе корпуса сформирован 404-й отдельный батальон связи.

Не обошли стороной корпус и репрессии 1937-1938 годов. Не вдаваясь в причины этих событий, отметим, что были арестованы командир корпуса комдив Я. Л. Давидовский, начальник штаба корпуса полковник М. В. Жарников, командир 6-й мехбригады полковник А. Б. Слуцкий, военный комиссар 6-й мбр - бригадный комиссар С.А. Рудаков, командир 32-й (II) мбр комбриг Г.Ф. Малышенков. Корпус возглавил комдив Борис Иванович Шереметов, 6-ю мехбригаду - майор М.И. Павелкин, 32-ю мбр (II) - майор К.М. Сильвестров, 5-ю мспбр - капитан И.П. Федорков.[34]

В марте 1939 года командиром корпуса был назначен бывший командир 10-й мехбригады, участник войны в Испании полковник Макар Фомич Терехин.

К январю 1939 года корпус дислоцировался: управление и 6-я лтбр - разъезд № 77, 32-я лтбр - разъезд № 76, 5-я мспбр - станция Борзя.

Японская агрессия против Монголии в мае 1939 года заставила перебрасывать в район боевых действий дополнительные части с территории СССР. 6-я танковая и 5-я моторизованная бригады выведены из состава корпуса приказом по ЗабВО от 6 июля 1939 года и направлены в район конфликта. 5-я мспбр прибыла на плацдарм на восточном берегу реки Халхин-Гол в ночь с 7 на 8 июля и заняла сектор, ранее оборонявшийся 9-й мотобронебригадой.[35] 6-я танковая бригада отправила свой 1-й танковый батальон еще 5 июля, остальные ее части выбыли 6 июля 1939 года.[36]

Взамен 6-й бригады к 5 августа 1939 года в корпус из Московского военного округа прибыла 37-я танковая бригада на БТ-7 (командир - полковник Д. Я. Яковлев).[37] Сформирована она была в октябре 1937 года как 13-я механизированная бригада (второго формирования) на базе механизированных полков расформировываемых 23-й, 29-й и 30-й кавалерийских дивизий - на месте убывшей из МВО 13-й механизированной бригады (первого формирования). Последняя стала в Забайкальском военном округе 32-й мехбригадой (второго формирования). Таким образом, в составе корпуса оказалось две бывших 13-х механизированных бригады.

27 сентября 1939 года соединениям 11-го танкового корпуса были присвоены действительные наименования по схеме развертывания: управление 20-го танкового корпуса, 10-е отдельное авиазвено связи корпуса, 15-я (бывшая 32-я) легкотанковая бригада (31-й, 33-й, 36-й, 40-й отб, 152-й мсб, 290-й рвб, 58-я орс, 201-й орб, 320-я атр, 75-я оср, 340-я медсанрота); 37-я легкотанковая бригада (84-й, 87-й, 92-й, 96-й отб, 181-й мсб, 270-й рвб, 49-я оср, 25-я рбо, 37-я орр, 95-я орс).[38]

3 октября 1939 года директивой НКО № 1577 находящиеся в Монголии 8-я легкотанковая и 5-я стрелково-пулеметная бригады официально исключались из состава 20-го танкового корпуса. 5-я спбр передавалась в состав Уральского военного округа.[39]

Если и раньше взгляды советского командования на использование крупных механизированных соединений серьезно расходились, причем многие сомневались в необходимости существования столько громоздких структур, то к осени 1939 года звезда мехкорпусов закатилась окончательно.

В соответствии с постановлением Главного военного совета от 22 июля 1939 года была создана комиссия для пересмотра организационно-штатной структуры войск, ее работой руководил командарм 1 ранга Г. И. Кулик. Среди прочих вопросов комиссия рассмотрела и организацию танковых войск - в частности, танковых корпусов. По итогам работы комиссии было решено иметь танковые бригады (двух типов - БТ и Т-26 РГК) и танковые корпуса, исключив из их состава мотострелковые (стрелково-пулеметные) бригады и аналогичные батальоны из танковых бригад, а освободившийся транспорт обратить на укомплектование автополков.

Состоявшийся в сентябре-октябре 1939 года «Освободительный поход» в Западную Украину и Белоруссию показал высшему руководству армии, что выводы комиссии относительно дальнейшей судьбы танковых корпусов не могут быть приняты. 23 октября 1939 года в ЦК ВКП(б) и СНК СССР был направлен новый план реорганизации РККА. Было заявлено, что действия танковых корпусов показали трудность управления и громоздкость подобных структур, а отдельные танковые бригады действовали лучше и мобильнее. Предлагалось расформировать управления четырех танковых корпусов, стрелково-пулеметные бригады и аналогичные батальоны танковых бригад, сократить тылы танковых бригад.

21 ноября 1939 года Главный военный совет рассмотрел вопрос об организации и численности РККА и признал необходимым расформировать танковые корпуса. Вместо них (но в стрелковых войсках) следовало создать 15 моторизованных дивизий в составе четырех полков - двух моторизованных стрелковых, артиллерийского и танкового. Мотострелковые бригады, а также мотострелковые батальоны танковых бригад, как уже многократно предлагалось, подлежали расформированию.[40]

Директивой Наркома Обороны от 7 декабря 1939 года за № 4/2/54088 управление 20-го танкового корпуса к 15 января 1940 года расформировывалось. 15-я и 37-я легкотанковые бригады становились отдельными.[41] Вместо 20-го танкового корпуса в составе Забайкальского военного округа формировались две моторизованные дивизии - 65-я и 109-я.[42] На укомплектование их танковых полков обращался личный состав управления корпуса и 404-го отдельного батальона связи.[43]

В завершении стоит отметить, что механизированный корпус в ЗабВО был восстановлен - им стал сформированный в июне 1940 года 5-й механизированный корпус. При этом танковые дивизии 5-го мехкорпуса (13-я и 17-я) формировались из бывших бригад 20-го танкового корпуса - 15-й и 37-й легкотанковых.[44]

13-я и 17-я танковые дивизии закончили свой боевой путь на Смоленщине. Первая была разбита в окружении еще летом 1941 года, а вторая[45] расформирована как погибшая в Вяземском котле в октябре 1941 года.


Примечания

  1. ЦАМО РФ, ф. 38, оп. 29089, д. 23.
  2. РГВА, ф. 31811, оп. 1, д. 11.
  3. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604; РГВА, ф. 34912, оп. 4, д. 168.
  4. РГВА, ф. 31811, оп. 1, д. 11.
  5. Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М.: Советская Энциклопедия, 1983.
  6. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 150.
  7. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  8. Черушев Н. С. Мартиролог РККА//Военно-исторический архив, № 5(20), 2001; Черушев Н. С. Мартиролог РККА//Военно-исторический архив, № 6(30), 2002.
  9. В июле-декабре 1933 г. заменены на БТ-5 (РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 634).
  10. РГВА, ф. 31811, оп. 16, д. 8.
  11. Сборник приказов РВСР, РВС СССР и НКО о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР. Ч. I. 1918–1937 годы. М.: Управление делами МО СССР 1967.
  12. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  13. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 626.
  14. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604. А в 32-ю мбр вернулся 1-й танковый батальон.
  15. РГВА, ф. 31811, оп. 16, д. 8.
  16. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  17. В военное время – 19 самолетов, в мирное время – авиационный отряд 10 Р-5, 3 У-2.
  18. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 461.
  19. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 461.
  20. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 461.
  21. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 461.
  22. Причем еще 28 января 1936 г. (РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 634).
  23. РГВА. ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  24. Корпус сформирован 4 сентября 1937 г., включал в себя все советские войска на территории МНР
  25. Бригада сформирована в 1934 г. первоначально на танках Т-26. К 1937 году переведена на БТ-7.
  26. Первая 32-я бригада к этому времени уже была переименована в Особую.
  27. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  28. Для чего в мае 1938 года в три учебных танковых батальона – для 6-й, 32-й и Особой бригад – была переформирована школа младшего комсостава 11-го танкового корпуса.
  29. 1941 год. В 2 кн. Кн. 2. Сост. Л. Е. Решин и др., под ред. В. П. Наумова. М.: Междунар. фонд «Демократия», 1998.
  30. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604.
  31. На формирование артдивизионов обращался артиллерийский дивизион 6-й танковой бригады.
  32. РГВА, ф. 25871, оп. 2, д. 650. К 1938 г. в состав корпуса входило также 10-е авиазвено.
  33. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 822.
  34. Сувениров О. Ф. Трагедия РККА 1937–1938. М.: ТЕРРА, 1998; РГВА, ф. 37837, оп. 19, д. 64; РГВА, ф. 37837, оп. 22, д. 28.
  35. Горбунов Е. А. 20 августа 1939 года. (Памятные даты истории). М.: Молодая Гвардия, 1986.
  36. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 641.
  37. Эта переброска вызвала протест командования МВО, в котором не осталось танков БТ-7 для парадов на Красной площади (РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 853).
  38. РГВА, ф. 34912, оп. 1, д. 604; РГВА, ф. 40442, оп. 1, д. 1758.
  39. РГВА, ф. 7, оп. 15, д. 142. Там она должна была быть развернута в стрелковую дивизию, но пошла на формирование 70-й лтбр.
  40. Главный военный совет РККА. 13 марта 1938 г. – 20 июня 1941 г.: Документы и материалы. М.: РОССПЭН, 2004.
  41. РГВА, ф. 31811, оп. 2, д. 853.
  42. РГВА, ф. 40442, оп. 2, д. 123.
  43. РГВА, ф. 25871, оп. 2, д. 525.
  44. РГВА, ф. 34912, оп. 3, д. 305.
  45. Переформированная к этому времени в 126-ю танковую бригаду полковника Корчагина.