Штанько Виктор Николаевич/Комментарии к Акиму Арутюнову Ленин. Досье без ретуши/ГЛАВА 2. РОДОСЛОВНАЯ ВЛАДИМИРА УЛЬЯНОВА

Комментарии к Акиму Арутюнову
автор Штанько Виктор Николаевич

ГЛАВА 2

РОДОСЛОВНАЯ ВЛАДИМИРА УЛЬЯНОВА

Если писать биографию, то надо писать всю настоящую правду.
(Лев Толстой)

В общем, тема «какой национальности был Ленин» меня интересовала только из любопытства. Ведь и сам Арутюнов приводит сведения о еврейских, немецких, шведских, калмыцких и чувашских «ветвях». Тут сам чёрт ногу сломит. Но нет! И в этой мутной воде г-н Арутюнов поймал свою рыбку. Еврейская ветвь доказала г-ну Арутюнову, что Ленин генетически предрасположен к преступлениям, немецкая – повела Ильича на службу кайзеровской Германии (…Учитывая эти сведения, становится ясно, почему Ленин был германофилом...), ну а все остальные преградили путь к тому, чтобы Ленина можно было назвать русским человеком. ( Осмелюсь утверждать, что все, кто относят предков Ленина и его самого к русским, не только лукавят, ошибаются, но и глубоко заблуждаются…).

Никому не навязываю своё мнение, но в нашей стране, для того чтобы быть русским достаточно двух вещей: 1) Чтобы русский язык был твоим родным языком и 2)Чтобы сам человек считал себя русским. Иначе, исследователи подобные Арутюнову, могут отказать в праве называться русским человеком и Пушкину. К тому же во втором томе своих исследований Аким успешно «доказал», что Илья Николаевич не являлся отцом Ленина, чем, собственно, лишил всякого смысла ровно 50% своей же второй главы. Оказывается, что «настоящим» отцом Ленина был Иван Сидорович Покровский. Знаниями о генеалогическом древе самого Покровского г-н Арутюнов читателей не обогатил.

Вернёмся к «еврейской ветке». Главной мишенью для Арутюнова здесь оказался прадед Ленина - Мойша Ицкович Бланк. В принципе, мне встречалась в интернете информация о том, что Мариэтта Шагинян, от которой пошла информация о «еврействе» Ленина, ошиблась, ввиду того, что Мойша Ицкович был всего лишь однофамильцем прадеда Ленина. Пример:

«Немецкие и шведские корни Ленина по материнской линии тщательно прослежены в работе А. Брауэра, опубликованной в «Генеалогическом ежегоднике» за 1972 год. Родители Марии Александровны Ульяновой (Бланк) были немцами. Заметьте, не евреями, о чем сегодня благодаря якобы имевшим место «засекреченным» исследованиям Мариэтты Шагинян трубят все бульварные издания, а именно немцами. Ее отец, действительный статский советник (по военной табели о рангах — генерал-майор, звание, о котором в царской России даже выкрещенные евреи не могли и мечтать. — Ред.) Александр Дмитриевич Бланк, происходил из семьи волынских немцев…» (http://gazeta-nd.com.ua/rubrics/dela_davno_minuvshih_dney/180.php).

Но скажу ещё раз: мне абсолютно всё равно, кем был Владимир Ильич Ленин по национальности, поэтому дальше буду исходить из шагиняно-арутюновской информации, что Владимир Ильич на четверть был евреем.

Теперь посмотрим какие «неопровержимые» сведения использовал «известный учёный-историк» в своём сочинении. Прежде всего, бросается в глаза большое количество всяческих «очевидно» и «нет сомнения» обращённых к событиям двухвековой давности. Сейчас толком не поймёшь, что произошло, к примеру, в 1993году, а Аким без тени сомнения рассуждает о событиях прадедовских времён. Итак:

Имеются сведения, что он занимался торговым мошенничеством, за что против него было возбуждено уголовное дело. Кроме этого, он обвинялся в краже чужого сена. Однако как по первому делу, так и по второму, судя по всему, особых наказаний не понес. Вполне возможно, что он откупился, поскольку в решении суда (состоялся в 1803 году) записано, что Бланк “виновным не оказался” 13.

Может быть я что-то не понимаю, но, на мой взгляд, здесь ясно сказано: суд признал человека невиновным. А на предположения «учёного-историка»: «вполне возможно, что он откупился», любой неучёный человек может уверенно сказать: «Это Ваши личные домыслы, и можете оставить их при себе».

В биографии М.Бланка имеются дискредитирующие его сведения. Оказывается, он занимался шантажом и вымогательством 14, доносил на соседей 15. Очевидно, делал он это для того, чтобы приобрести расположение властей и таким образом добиться с их стороны покровительства в его торговых делах, подмоченных нечестными деяниями.

На протяжении всего своего сочинения г-н Арутюнов не упускает не единой возможности привести порочащую Ленина и его родственников информацию. По всему двухтомнику «путешествуют» многочисленные 88-летние старики Гайфулины и тяжело больные кочегары Рыбаковы встреченные Акимом на безграничных просторах бывшего СССР. Все их воспоминания приняты Арутюновым на веру и приведены на страницах своих «исторических» исследований. Тем не менее, «сведения» из источников 14 и 15 Аким не привёл (но «очевидные» выводы сделать не забыл).

Бланк был уличен в поджоге 23 домов евреев в Староконстантинове 29 сентября 1808 года. Чтобы отвести от себя подозрение, он немного подпалил и свой дом. Не надо быть медиком, чтобы понять, что подобные чудовищные поступки мог совершить лишь человек с ненормальной психикой. На этот раз он отделался арестом всего лишь на один год. Недовольные исходом дела жители города из числа пострадавших вновь возбудили против Бланка дело, в результате оно было передано на рассмотрение из Новоград-Волынского магистрата в Сенат. Слушание дела состоялось 3 июля 1809 года. Но и здесь Бланку, по-видимому, удалось откупиться, и он был освобожден из-под стражи 17.

То же самое: если бы он был уличён, то был бы осуждён, а быть под арестом и быть осуждённым – две большие разницы. Опять «по видимому, удалось откупиться»… Похоже, Аким Арутюнов просто не может себе представить, что понятие «презумпция невиновности» может быть применимо к «краснопузым сволочам» и, тем более, к их вождю.

Очевидно, серьезные трения Абеля и Сруля (сыновей Мойши Ицковича) с отцом стали причиной того, что они решили отказаться от иудаизма и принять православную веру...

Было бы неплохо, если бы г-н Арутюнов прояснил очевидность этого факта. А ещё лучше, если бы вспомнил о той атмосфере, в которой жило еврейское население Российской империи. О кровавых наветах, о том, как евреев заставляли отказываться от своей веры, о тех же школах кантонистов…

… Этот акт совершился 10 июля 1820 года в Петербургской духовной консистории, что подтверждено архивными документами 19. Примечательно, что оба брата по принятии православия отказываются от своего отчества, т.е. отца, и становятся Дмитриевичами по имени воспреемника Абеля, сенатора, статского советника Дмитрия Осипова Баранова. Воспреемником младшего Бланка — Сруля (Александра после крещения) становится действительный статский советник граф Александр Иванов Апраксин.
М.И.Бланк, очевидно, имел сведения об успехах своих детей в Петербурге. И Мойша Ицкович не замедлил воспользоваться общественным положением сыновей, хотя Абель и Александр порвали с отцом всякую связь...

Взял Мойша порванную связь и воспользовался ей, - всё очевидно «историку».

…Он вновь возбуждает дело о пожаре, начатое еще в 1808 году. Подает жалобу даже на имя императора и вскоре добивается того, что указом Сената № 928 от 24 декабря 1825 года было вынесено решение о возмещении убытков, якобы понесенных Бланком (всего 15100 рублей серебром и 4000 рублей ассигнациями). Вся эта сумма была распределена между 22 пострадавшими от пожара евреями 23. Кроме того, по этому делу 11 человек были взяты под стражу 24. В решении Сената говорилось также о распродаже имущества осужденных евреев 25. Магистрат неоднократно объявлял распродажу имущества пострадавших, но она не приносила успеха, поскольку никто не желал покупать имущество невинных соплеменников в пользу Мойши Бланка...

Вот именно поэтому, и никаких гвоздей! На удивление щепетильными оказались земляки Мойши Ицковича.

…Нет сомнения в том, что ему удалось выиграть процесс благодаря покровительству “родственников” в лице графа Апраксина и сенатора Баранова.

Ну, ладно, не знает сомнений г-н Арутюнов. Но простому смертному, почему не усомниться? Ведь никаких доказательств здесь нет. Даже наоборот, - есть факт оправдания человека судом. Освободили Бланка из-под стражи ровно за 11 лет до появления высокопоставленных родственников, - «подкупил!»; Выиграл процесс через пять лет после, - «нет сомнений – покровители помогли». А может снова «… очевидно, подкупил»?

Став врачом-акушером, А.Бланк (дед Ленина) короткое время (с августа 1824 по октябрь 1825 года) работает уездным врачом в городе Поречье [ 5 ] Смоленской губернии. Затем возвращается в Петербург. Вскоре ему удается, очевидно, при помощи брата Дмитрия и покровителей — крестных отцов в течение семи лет занимать должность полицейского врача. Некоторое время Бланк вовсе не работал. Относительно продолжительное время (около 4-х лет) он служил в Морском ведомстве, откуда был уволен в апреле 1837 года. Был он и ординатором Мариинской больницы. В мае 1842 года Александр Дмитриевич вместе с детьми и женой, Екатериной фон Эссен, переезжает в Пермь. Здесь 5 августа ему удается устроиться инспектором Пермской врачебной Управы. Но, проработав в этой должности немногим более двух месяцев, он 13 августа увольняется с работы. В архивных материалах имеются сведения о том, что его уход с работы был связан со скандальной историей, в которой сложно было разобраться.

Раз не разобрался, - зачем писать о «скандальности»? Это же не «Жёлтая газета». Аким сам неоднократно подчёркивал, что его произведение является научным исследованием, монографией на историческую тему и т.п.

Последние годы А.Д.Бланк работал в должности инспектора госпиталей оружейного завода города Златоуста. Это было последнее место работы Бланка. В западных публикациях отмечается, что на Урале в рассматриваемый период Бланк якобы имел 300-400 душ крепостных крестьян 26. Однако эти сведения, на мой взгляд, требуют документального подтверждения.

Жаль, что эта светлая мысль нечасто посещала голову «профессионального историка».

Во время моей первой поездки в Ленино 88-летний старик Наиль Нургалиевич Гайфулин рассказывал нам, что по берегу реки за мельницей дочерям Бланка принадлежали еще 200 десятин (около 218 га) земли.

Лично мне абсолютно по барабану, принадлежали 200 десятин дочерям Бланка или нет, но ведь «Паниковский не обязан всему верить!». Кто такой, этот Козлевич... Извиняюсь. Кто такой этот Гайфулин? Почему сказанное им г-н Арутюнов без лишних сомнений вводит в научный оборот? Только потому, что Наилю Нургалиевичу 88 лет?

Теперь об отцовской линии:

…Если верить публикациям, при загадочных обстоятельствах Алексей Смирнов (дед Ленина по отцовской «калмыцкой» линии) выдает в 1811 году свою двадцатитрехлетнюю дочь Анну замуж за пятидесятитрехлетнего крестьянина Ново-Павловской слободы [ 14 ], с 1808 года приписанного к сословию мещан Астрахани. Очевидно, у дочери богатого и знатного мещанина были какие-то внешние или иные недостатки, не позволявшие ей претендовать на более достойного жениха.

Сильно сказано! Любопытно было бы посмотреть на лицо г-на Арутюнова, в тот момент, когда он писал эту фразу.

…Отпущенный помещиком Бреховым (если это действительно имело место) в 1791 году на волю Николай Ульянин, или Ульянинов, был, бесспорно, чувашской национальности. Напомним, что отец Ленина, Илья Николаевич, признавал, что он “отчасти калмык”, но о другой части своей национальности почему-то умалчивал. Если бы у него были русские корни, я уверен, он не стал бы об этом умалчивать. Напротив, он с гордостью подчеркнул бы этот факт.

Опять повторю: для меня не имеет значения, из чувашей был Владимир Ильич, или из русских. Просто интересно, если историю считать наукой, то много ли стоят в научном исследовании слова типа «я уверен, что он не стал бы…» и т.п.?

Что касается самого высказывания Ильи Николаевича, то, по моему скромному мнению, когда в России человек говорит, что он «отчасти калмык», это по умолчанию подразумевает, что на остальные части он русский.

Очень старый, тяжело больной волжский рабочий — кочегар Харитон Митрофанович Рыбаков, которого я случайно встретил в лесу в предместье города Вольска летом 1956 года, рассказал мне весьма любопытную историю. Оказывается, его отец, Митрофан Рыбаков, работал у Василия Николаевича Ульянова соляным объездчиком, и тот вместе с армянскими купцами Алабовыми владел соляными копями и судами на Каспии. Митрофан Рыбаков хорошо знал всю семью Ульяновых. Ссылаясь на рассказы отца и матери, Харитон Митрофанович говорил, что в народе ходили слухи, будто настоящий отец Ильи — Николай Ливанов; многие находили между ними большое внешнее сходство.

Могу помочь г-ну Арутюнову с новым направлением «исторических» изысканий. Многие находят большое внешнее сходство молодого Ленина с Леонардо ди Каприо. Мне кажется, здесь есть где развернуться.

По свидетельству Харитона Митрофановича, его отец, как “буржуй”, 15 марта 1919 года был схвачен чекистами Астраханского коменданта Чугунова, прозванного в народе “красным людоедом”, и в тот же день расстрелян вместе со многими другими “буржуями” — домовладельцами, владельцами мелких торговых лавок, рабочими и рыбаками города Астрахани.

Какой-такой комендант Чугунов? Астрахань в 1919 году была прифронтовым и фронтовым городом. Оборону Города поручили С.М. Кирову: 16 января 1919 г. С.М. Киров получил телеграмму Я.М. Свердлова: «Ввиду изменившихся условий предлагаем остаться в Астрахани организовать оборону города и края». С первых дней прибытия в Астрахань С.М. Киров создает крепкую революционную власть, которая сосредоточила в своих руках венное и гражданское управление. Таким органом власти с 25 февраля 1919 г. стал Временный военно-революционный комитет (ВРК) под председательством С.М. Кирова. В его состав вошли: Н.Н. Колесникова, И.Я. Семенов, Ю. Ферда, Ф.А. Трофимов и Ю.П. Бутягин.

Что-то не видно никакого «красного людоеда» Чугунова. Ну да ладно, может и был какой Чугунов-Сталин-Железняков в городе Астрахани. Не будем по пустякам подвергать сомнению показания таких авторитетных свидетелей, как Харитон Митрофанович Рыбаков. Тем более, что…

…Больному Харитону Митрофановичу, которому, когда я его встретил, оставались считанные часы до смерти, терять было нечего, поэтому он открыл правду о том, что лично видел и знал по рассказам родных и близких. Он в те трагические дни уцелел случайно, так как находился у тетки в пригороде Астрахани.

В самом центре боев то есть. Очень тихое и спокойное место выбрал себе Харитон Митрофанович для отсидки в столь тревожное время – аккурат театр военных действий между Красной Армией и Деникиным

Там он прожил до конца весны 1919 года, затем уехал из родных мест. Работал в волжских портах грузчиком, кочегаром, в частности, на пароходе “Джамбай”. Последними его словами, которые я запомнил, были: “...Мне очень мало осталось жить. Я теперь ничего и никого не боюсь. Но Бог свидетель, придет время, когда народ узнает правду и о безвинно расстрелянных и утопленных, и о красных палачах...”

Попробую подвести некоторые итоги «свидетельствам» больного кочегара (сына буржуя). Для начала: 1) В первой главе Аким пишет: «Во внешнем облике Ульяновых, начиная с Василия (дяди Ленина) и Ильи (отца) и кончая Владимиром Ильичом, преобладали монголоидные элементы. И если ещё учесть, их небольшой рост (максимальный 164 см.), что не типично для русских мужчин, то можно предположить, что дед, прадед и все далёкие предки по отцовской линии принадлежали к тюркоязычным племенам. Определив национальную принадлежность рода Ульяновых, необходимо…» и т.д. Во втором томе «историк» «доказал», что Ленин был сыном Ивана Сидоровича Покровского. Из вышеприведённого рассказа волжского кочегара непосредственно к Ильичу относится только информация о его новом прародителе – Николае Ливанове. Не знаю, нужен ли комментарий к этим сплетням? Далее: 2) Всё-таки: кто такой этот Рыбаков?

И наконец: 3) «…Харитон Митрофанович Рыбаков, которого я случайно встретил в лесу…»; «…Харитону Митрофановичу, которому, когда я его встретил, оставались считанные часы до смерти…». На основании такой информации, какой-нибудь убеждённый ленинец, мог бы сделать неопровержимый вывод: «Аким Арутюнов и прикончил старичка, так как непонятно, что делал в лесу «тяжело больной» человек «за несколько часов до смерти»? Ну и маленькое замечание о росте Владимира Ильича. Достаточно взглянуть на средний рост призывников в РИ-СССР:

t_graf01.gif,

чтобы убедится, что средний рост выше 1.70см стал типичным только после ПМВ. А до этого времени 164 см - вполне типичный рост русского мужика.

О Ленине написано неисчислимое количество статей, очерков, воспоминаний, книг и диссертаций. О чем только не писали идеологи, ученые, писатели и публицисты. Труды, посвященные Ленину, росли, особенно в юбилейные годы, как грибы после дождя. Темы буквально из пальца высасывались. Но среди массы опубликованной литературы нет ни одной объективной, правдивой работы.

Значит, и не добавилось.